Сергей Глухов
Сергей Глухов
обозреватель
Владимир Набоков
Владимир Набоков
обозреватель
Евгений Кузнецов
Евгений Кузнецов
обозреватель
логотип юбилея серии 1972

23 июня 2022

Противостояние: Прага

После подписания основополагающих документов о сотрудничестве СССР и Канады во многих сферах деятельности, включая спорт, переговоры о возможной серии перешли в активную стадию. Совпали они со значительными изменениями, произошедшими в руководстве сборной СССР. После победного олимпийского турнира в Саппоро, который стал третьим подряд для нашей сборной, приняли решение оставить свой пост многолетние наставники сборной СССР – Аркадий Иванович Чернышев и Анатолий Владимирович Тарасов.

А.Н. Косыгин на хоккейном матче

Почему так? Ведь возможность сыграть со сборной сильнейших профессионалов была не за горами. Тут, дабы еще раз снять с этого вопроса любую возможность инсинуаций, нужно признать – легендарные тренеры уже несколько лет вынашивали это непростое решение. И то, что удалось их удержать на своем посту до Зимних Олимпийских игр в Саппоро – заслуга спортивного руководства страны.

Окончательная точка, относительно хоккейной серии из восьми игр между сборными СССР и Канады была поставлена во время чемпионата мира в Праге в апреле 1972 года, когда ответственный секретарь Федерации хоккея СССР Андрей Васильевич Старовойтов вел переговоры с тогдашним президентом любительской хоккейной ассоциации Джозефом Крычкой.

Судья Джозеф Крычка

Крычка сделал поистине головокружительную карьеру в хоккее, начиная свой путь обычным тренером-волонтером, а впоследствии став одним из тех, без кого не обходилось ни одно значимое событие в канадском хоккейном движении. Имея к тому времени за плечами большой юридический опыт, Крычка лучше других подходил на роль ведущего переговорщика от канадской стороны. Тем более, он неплохо понимал русскую речь, хотя, это тщательно им скрывалось. Его детство прошло по соседству с русскими эмигрантами, которые никогда не говорили с ним на английском языке.

Отель Интернешнл в Праге

После каждого раунда переговоров Крычка делился с коллегами подробностями разговоров представителей советской делегации. Переговоры проходили достаточно тяжело, по многим принципиальным вопросам не сразу удалось достигнуть договоренности. Чуть позже Джозеф Крычка в беседе с журналистами обмолвился о том, что советская делегация, на его взгляд, умышленно затягивала процесс подписания договора, желая добиться для себя преференций по тем или иным вопросам.

Да и президент ЛИХГ Джон Ахерн открыто выступал против этой серии. Он опасался, что в случае таких прямых контактов Международная лига может потерять контроль над мировым хоккеем.

Еще в 1969 году в интервью еженедельнику «Футбол-хоккей» Ахерн говорил:

Договор о проведении суперсерии

«...Наш любительский хоккей не имеет ничего общего с профессиональным — ни по духу, ни по целям. Говорить о встречах любителей и профессионалов — это примерно то же, что рекомендовать командам стран, входящих в нашу лигу, соревноваться с командами, играющими в хоккей с мячом...».

После того, как участникам переговорного процесса все-таки удалось договориться, 18 апреля 1972 года Крычка буквально за час на обычной бумаге, не имеющей мокрой печати составил документ, который тут же был подписан представителями обеих сторон.

От канадской стороны свою подпись поставил сам Джозеф Крычка, а от советской – Андрей Старовойтов. Подписал соглашение и Джон Ахерн. Сразу же была организована небольшая пресс-конференция, во время которой было объявлено о том, что серия из восьми матчей состоится, а к играм будут допущены как любители, так и профессионалы. Старовойтов, все же надеялся на то, что состав канадской сборной будет состоять преимущественно из любителей, ведь договор был подписан именно с любительской ассоциацией.

А.В. Старовойтов и Н.К. Корольков

Кто-то из журналистов задал Старовойтову вопрос: «Что, если господин Ахерн будет против этих матчей?» Старовойтов, не вдаваясь в подробности коротко ответил: «Будем играть». Не так давно канадцы создали организацию под названием «Hockey-Canada», которая контролировала любительский и профессиональный хоккей. Именно эту организацию подключил к процессу Крычка, как только вернулся из Праги. Но тут возник финансовый вопрос, решить который ни любительская ассоциация, ни «Hockey-Canada» были не в состоянии.

И тогда к делу, засучив рукава приступили предприимчивые Алан Иглсон и Бобби Орр. Именно им были переданы права на проведение серии игр. Инициативная группа возглавляемая Иглсоном работала уже несколько лет над идеей организации матчей с советской сборной. Эта мысль пришла Иглсону на чемпионате мира 1969 года в Стокгольме, где он был руководителем канадской делегации. Об этом он вспоминал в своем интервью много лет спустя, но по тем же самым политическим причинам до поры до времени достигнуть соглашения было практически невозможно.

Перевод договора о проведении суперсерии

При подписании договора уже тогда во многом проявилась сущность канадцев, которые пытались ввести в заблуждение своих советских коллег. Один из пунктов договора гласил о том, что арбитры (которые в документе обозначены как официальные лица) заокеанской части матчей, должны быть из США, а арбитры в части игр, которые должны были состояться в СССР - из других стран Европы. Отдельным пунктом было указано, что эти лица должны полностью устраивать ... Канадскую сторону.

Лукавство канадцев конечно было замечено представителями нашей делегации, и в документ внесены соответствующие правки. Слово Канада было зачеркнуто и от руки подписано – «обе стороны».

А в это время в Москву с тайным визитом прибыл госсекретарь США Генри Киссинджер. Цель его миссии – договориться о визите в столицу американского президента Ричарда Никсона. И результаты этих договоренностей имели значение не меньшее, чем соглашение о суперсерии. Ведь все могло еще измениться. И ту роль, которую могли играть в этом деле Соединенные Штаты не стоит недооценивать. В конце мая самолет с президентом Никсоном приземлился в аэропорту Внуково. Переговоры были очень содержательны и увенчались подписанием целого ряда важных документов, в том числе «Договора об ограничении систем противоракетной обороны». Как утверждают очевидцы в переговорах была затронута и тема предстоящих хоккейных матчей.

Л.И. Брежнев и Р. Никсон в Москве

Летом 1972 года в Румынии проходил очередной конгресс ИИХФ, на котором выбирали нового главу этой организации. Для Джона Ахерна все выглядело далеко не радужно, ведь он настроил против себя чехословаков, шведов и канадцев.

И вот началось голосование. По правилам того времени право назвать кандидата предоставлялось канадцам и они, совершенно неожиданно для всех, называют фамилию Старовойтова. Взвесив все «за» и «против», посовещавшись со своим переводчиком Виктором Хоточкиным, который негласно являлся для Старовойтова и советником, и помощником, и консультантом, Андрей Васильевич снял свою кандидатуру в пользу Джона Ахерна.

После такого жеста доброй воли Ахерн был готов поддержать любую инициативу, исходящую от советской стороны. Именно в Румынии, во время этого конгресса генеральный секретарь Федерации хоккея Канады Гордон Джукс и передал Андрею Старовойтову список канадской команды для участия в серии. К огорчению Старовойтова ни одного любителя в списке не оказалось. Весь цвет профессионального хоккея!

Об этом надо было докладывать на верх, но, прежде чем это сделать, Старовойтов решил ввести в курс дела тренера нашей команды Всеволода Боброва, с которым его связывали приятельские отношения. Всеволод Михайлович, услышав на другом конце провода далеко не радостный голос Старовойтова, поспешил его успокоить: «Очень хорошо! С ними можно играть. Если проиграем – так хоть сильнейшим звездам мирового хоккея, а если выиграем – грудь в крестах»!

Доводилось слышать мнения, что Старовойтов не особо рьяно поддерживал идею серии с профессионалами. Особенно, когда понял, что за состав приготовили оппоненты со стороны Канады. Кроме того, Андрею Васильевичу была очень хорошо известна позиция по этому вопросу некоторых членов ЦК.

С.П. Павлов на заседании ЦК КПСС

Все это очень серьезно разбиралось на заседании секретариата ЦК КПСС, который проходил в мае. Председатель комитета по физкультуре и спорту Сергей Павлович Павлов докладывал о ходе подготовки советских спортсменов к Олимпийским играм в Мюнхене, а также о предстоящей суперсерии по хоккею. Ярым противником матчей с канадцами был главный партийный идеолог СССР М.А. Суслов, до которого дошла информация что канадцы намеревались выиграть все восемь матчей, на что к тому же они имели все основания. Он очень болезненно воспринимал вариант поражения, особенно крупного. Это по мнению Суслова могло очень негативно отразиться на имидже советского государства.

Павлов осторожно возразил, отметив, что канадцы могут заявлять что угодно, и он уверен, что наши хоккеисты выступят достойно.

Вспоминает В.В. Кукушкин:

«...Дело дошло до того, что Суслов потребовал, чтобы Павлов написал расписку, что все матчи наши не проиграют. Павлов взял и написал. Суслов пообещал, что в случае проигрыша хоккеистов Павлов «вылетит из партии, со всех постов и даже дворником в Москве не устроится». Надо сказать, что отвратительные качества Суслова хорошо знали многие руководители – иезуит по характеру, ортодокс до мозга костей, человек весьма одиозный. Он сломал немало судеб, многие его ненавидели, но связываться с ним побаивались...».

Решающую роль в противостоянии партийный «боссов» сыграл Леонид Ильич Брежнев, которому идея серии очень понравилась. По воспоминаниям старшего офицера охраны А.Н. Косыгина Виктора Луканина, Брежнев очень хотел посмотреть, как русский мужик будет припечатывать к борту хваленых профи.

Наши наблюдают за тренировкой канадцев

Летом 1972 года в Канаду в качестве наблюдателей отправились Аркадий Иванович Чернышев и Борис Павлович Кулагин. Их задача заключалась в том, чтобы посмотреть профессионалов в деле и дать им объективную оценку. Вернувшись в Москву, наставники сборной доложили о том, что канадцы ежедневно проводят по две интенсивные тренировки.

Как это расходится с сегодняшними утверждениями о том, что канадцы «в упор не видели наших игроков» и поэтому слабо подготовились к матчам. Да, у них хватало «шапкозакидательских» настроений, которые им здорово помешали в канадской части серии. Но готовы они были прекрасно.

Врач сборной СССР Олег Белаковский вспоминал, что, вернувшись из Канады, Борис Павлович Кулагин сказал нашим хоккеистам:

«...Ребята, они играют в хоккей не лучше нас. И если мы будем играть в свою игру, то мы их возьмем...».

В ответ на пребывание в Канаде Чернышева и Кулагина профессионалы так же прислали в Москву двух разведчиков – селекционера Боба Дэвидсона, и тренера Джона Маклелана из клуба «Торонто Мейпл Лифс». Они должны были предоставить наставникам канадской сборной всеобъемлющую информацию о нашей команде. Что и было сделано.

Ну а далее команды приступили непосредственно к подготовке. Но это отдельная история, требующая детального разбирательства.

В публикации использовались материалы А. Старовойтова и Г. Арбатова.

Авторы публикации выражают искреннюю благодарность семье Крычка за помощь в подготовке материала.