Сергей Глухов
Сергей Глухов
обозреватель
Владимир Набоков
Владимир Набоков
обозреватель
Евгений Кузнецов
Евгений Кузнецов
обозреватель
логотип юбилея серии 1972

21 июня 2022

Противостояние: начало

Успехи советских хоккеистов на мировой арене на протяжении целого десятилетия не давали покоя родоначальникам хоккея. Они во что бы то ни стало стремились поставить зарвавшихся выскочек на место. Такой постулат можно встретить в нашей печати, когда речь заходит о подготовке к этой легендарной серии игр.

Эмблема несостоявшегося чемпионата мира 1970 года в Канаде

На деле же никаких реваншистских настроений в стане канадцев не было. НХЛ – до поры до времени закрытая организация, зацикленная исключительно на своих интересах и не замечавшая ничего вокруг. Какое дело им до каких-то там русских и их успехов. Так продолжалось вплоть до 1967 года, когда заокеанский гегемон все-таки задумался о необходимости перемен. Лигу легендарной «большой шестерки» пополнили сразу шесть новых клубов. Для столь консервативной организации это было беспрецедентное решение. А в 1970 году к ним присоединились еще две команды.

Кроме того, 1970 год запомнился тем, что из-за конфликта между ЛИХГ и канадской хоккейной ассоциацией представители страны кленового листа были вынуждены отказаться от участия в чемпионатах мира, и камнем преткновения стал вопрос наличия в их составе хоккеистов из НХЛ.

Вот тогда-то и возник интерес к серии матчей с советскими хоккеистами у представителей Национальной хоккейной лиги.

Всеволод Кукушкин (журналист, советник президента ИИХФ):

«...Желания провести Суперсерию было больше со стороны НХЛ. Лига тогда потихоньку загибалась — интерес к ней падал, учитывая, что там господствовала первая шестерка клубов. Нужно было что-то интересное, чтобы встряхнуть ситуацию вокруг нее. Хорошо, что Алан Иглсон додумался до этого. Переговоры начались с 1969 года, они были непростыми...».

А что же у нас? Мэтр отечественного хоккея Анатолий Владимирович Тарасов в своих мемуарах не раз обращался к этой теме, и рассказывал, как в интересах организации подобной серии он выходил на первых лиц нашего государства, и как ему в этом помогал Юрий Гагарин, который используя свой авторитет выступал своеобразным мостиком между легендарным наставником и лидером нашей партии Никитой Сергеевичем Хрущевым на торжественном приеме советских олимпийцев в 1964 году. Правда, реальных доказательств того, что это происходило на самом деле до сих пор не найдено.

На встрече с олимпийцами в 1964 году

Капитан сборной СССР на Олимпийских играх 1964 года Борис Майоров на вопрос о контактах Тарасова с Хрущевым, отвечал:

«...Не было ничего подобного. Не было, я стоял рядом с Хрущевым, Брежневым. Вот, Скобликова стояла. Кто-то из лыжниц наших стоял. Вот, Тарасова там и близко не было. Это ерунда все...».

Кстати, для справки можно добавить, что в Олимпийском турнире Инсбрука-64 в составе канадской команды принимал участие защитник Род Силинг – один из тех, кто выйдет на лед против сборной СССР в серии 1972 года.

Позже появилась информация о том, что Тарасов, якобы, не очень-то и хотел встречаться с канадскими профессионалами, и более того – опасался этих встреч. Сторонники этой теории любят ссылаться на статью Анатолия Владимировича - «Разве это хоккей?», которая была опубликована в центральной печати 13 января 1970 года. В этой заметке Тарасов камня на камне не оставил от канадского профессионального хоккея и при этом отметил, что такой хоккей нам чужд и ничего полезного из этих контактов мы не извлечем.

Разговор Тарасова и Брежнева

Здесь необходимо отметить, что Анатолий Владимирович - человек государственный, и статья, написанная после того, как канадцы покинули мировые хоккейные чемпионаты, ложится именно в эту канву, и не более. Так что делать однозначные выводы из нее явно не стоит.

В этой связи можно упомянуть и воспоминания Виктора Васильевича Тихонова, в которых он утверждает о том, что лично присутствовал при разговоре Анатолия Владимировича Тарасова и Аркадия Ивановича Чернышева. Тарасов сказал, что скоро будут матчи с профессионалами. Чернышев заметил, что это хорошо. Тарасов продолжил — «Адик, а оно нам надо? На Олимпиадах и чемпионатах мира – мы первые. А вдруг здесь проиграем?» ... Но все эти версии и воспоминания носят исключительно кулуарный характер, и более-менее веского подтверждения этому всему на самом деле нет.

Так или иначе, а успехи наших хоккеистов диктовали необходимость выхода на иной – более высокий уровень, ведь контакты с канадской хоккейной ассоциацией уже не отвечали требованиям нашей федерации, тем более что после 1967 года уровень команд любительской хоккейной лиги Канады оставлял желать лучшего. Да и встречи наших хоккеистов с профессиональными игроками уже имели место и опасений у наших тренеров не вызывали.

Речь, в первую очередь, о встрече сборной СССР с командами юниорских лиг Канады, в составах которых было немало тех, с кем доведется встретиться позднее.

Вениамин Александров и Гамп Ворсли

Особенно памятными стали матчи с «Montreal Junior Canadiens» в рамках традиционного заокеанского турне. 11 декабря 1964 года на лед монреальского «Форума» вышли хоккеисты, многих из которых можно назвать легендами НХЛ. Вратарь Гамп Ворсли (35 лет), защитник – Дуг Хэрви (40 лет), форварды – Рэд Беренсон (25 лет), Леон Рошфор (25 лет), Билл Сатерлэнд (34 года), Джим Моррисон (33 года) – как минимум далеки от юниорского возраста. Был в составе той команды и будущий участник серии 1972 года - защитник Серж Савар, которому тогда исполнилось 18 лет. Советские хоккеисты одержали непростую победу со счетом – 3:2.

Причем очень интересен тот момент, что большинство местных болельщиков до матча отдавали предпочтение своим любимцам. Подействовала «магия имен», принимавших участие в матче.

В декабре 1965 года команды встретились вновь. Канадские «дети» тогда одержали победу, обыграв наших со счетом – 2:1. Ворота канадцев защищал знаменитый Жак Плант, которому на тот момент было уже… 36 лет. Возраст далеко не пионерский, а роль опытнейшего вратаря в таких матчах трудно переоценить.

Многих премудростей наши форварды тогда еще не знали и для них действия Планта, прежде всего на выходах из ворот, были настоящим откровением. Здесь также необходимо отметить еще несколько «юниоров» в составе монреальцев, таких как Поль Гатье – 28 лет и Норм Пикар – 27 лет. Был в составе той команды и будущий участник серии 1972 года - защитник Серж Савар, которому на тот момент исполнилось 19 лет. Интересно, что тренировал монреальских юниоров будущий мэтр тренерского цеха Скотти Боумэн.

Бобби Орр в матче против сборной СССР

В рамках той же серии, наши хоккеисты обыграли в Торонто сборную звезд лиги Онтарио, в составе которой был совсем юный Бобби Орр.

Несколькими годами позже состоялся еще один матч с юниорами Монреаля, который прошел в декабре 1969 года и который очень любят упоминать сторонники поиска компроматов на сборную СССР, но матч этот ничего кроме улыбки вызвать не может. Наши хоккеисты уступили «Montreal Junior Canadiens» - 3:9.

К этому моменту ставшие традиционными серии СССР – Канада уже теряли свою актуальность ввиду ослабления позиций любительского хоккея Канады. Год назад кстати подобная серия закончилась со счетом – 10:0 в пользу хоккеистов сборной СССР.

Первоочередной задачей турне тогда являлась проверка молодежи и отработка новых тактических схем. Опытных игроков в нашей команде были буквально единицы. Справедливости ради стоит сказать, что это был последний матч в серии и головы наших хоккеистов были забиты исключительно подготовкой к отъезду на родину, а именно - приобретением подарков и походам по магазинам. В составе обеих команд были участники будущей серии 1972 года. Например, в канадской команде играли Жильбер Перро, Джоселин Говремон (в заявке) и Ги Лапойнт.

К слову, ни один из этих матчей в реестр игр сборной СССР не вошел, потому как не соответствовал уровню соперников. Отсюда и отношение к этим играм. Думаю, этого достаточно.

Кен Драйден на чемпионате мира 1969 года

В том же 1969 году на чемпионате мира в Стокгольме в составе сборной Канады играл будущий участник серии 1972 - вратарь Кен Драйден. Он, а также упоминавшийся Род Силинг единственные в составе канадцев, кто до этого посещал Советский Союз. Силинг сыграл в Москве в 1964 году в товарищеском матче против сборной СССР перед Олимпиадой в Инсбруке. Драйден выступал в составе канадцев на турнире «Советский Спорт» в Ленинграде, затем приезжал на «Приз Известий» 1969 года. Тогда канадцы заняли второе место, а в музее хоккея в Торонто до сих пор хранится призовой известинский самовар.

Необходимость выхода на качественно новый уровень усилилась за счет самоизоляции Канады в 1970 году. Да, формально наша страна поддержала ЛИХГ в ее противостоянии с Канадой, но на деле наше руководство понимало всю нелепость ситуации. Игры с сильнейшими хоккеистами планеты должны были вывести мировой хоккей на более прогрессивный уровень.

Но одно дело - прямые контакты с любительской ассоциацией, и совсем другое - с представителями профессиональной лиги. Здесь, без консультаций на высшем уровне было никак не обойтись, а в то время сделать это было крайне непросто.

Нападение на А.Н.Косыгина

Нам то и дело припоминали решение силовым методом предотвратить попытку антикоммунистического переворота в Чехословакии, произошедшего всего пару лет назад. Подавление «пражской весны» 1968 года, до предела усложнило и без того напряженные отношения между СССР и странами запада. Необходимо отметить ту важную работу, которую вначале 70-х проделало руководство нашей страны, по сближению с западом и смягчению международной обстановки. Приезд в СССР канадского премьера Пьера Трюдо весной 1971 года и американского президента Ричарда Никсона годом позже имели архиважное значение. И здесь важным фундаментом стал визит председателя советского правительства Алексея Николаевича Косыгина в Канаду в октябре 1971 года. Кстати, это было первое посещение страны «кленовых листьев» председателем правительства СССР.

В ходе официального визита было запланировано подписание важных документов в различных сферах сотрудничества между двумя странами. И не секрет, что одной из главных причин являлась необходимость юридически обосновать контакты в области хоккея на государственном уровне.

Полиция блокировала нападавшего венгра

Здесь нужно отметить, что резкое сближение позиций между востоком и западом происходило на фоне охлаждения отношений между США и Канадой, и каждая из заокеанских держав действовала исключительно в своих геополитических интересах.

18 октября 1971 года советская делегация во главе с А.Н. Косыгиным прибыла в Канаду. Надо признать, что далеко не всех устраивало возможное улучшение отношений между СССР и Канадой. Ведущая канадская газета «The Montreal Gazette» откровенно враждебно высказывалась на своих страницах в адрес советского государства:

«Советский премьер-министр — один из ответственных за вторжение и оккупацию Чехословакии, он также вовлечен в реализацию «доктрины Брежнева» — все это является нарушением устава ООН и неприемлемо, если мы хотим добиться мира, безопасности и дружбы в отношениях наших стран».

Во время визита советского премьера повсюду сопровождали акции протеста различных этнических групп, прежде всего украинской и еврейской. Просочилась информация о раскрытии планов по подготовке покушения на Косыгина, дело дошло до арестов подозреваемых, но доказательств им предъявлено так и не было.

А.Н.Косыгин и Анри Ришар

Безопасность высокого гостя обеспечивало более 1000 полицейских. Но и им не удалось избежать казуса. Во время совместной прогулки глав правительств, сквозь охрану прорвался мужчина, и с криками – «Свободу Венгрии», плотно обхватил сзади Косыгина и даже оторвал пуговицу пиджака. Нападавшим оказался венгерский эмигрант Геза Матраи. Его быстро скрутили сотрудники охраны, но факт их нерасторопности был очевиден.

Пьер Трюдо был не на шутку взволнован, ведь дело пахло международным скандалом, но Косыгин воспринял эту ситуацию достаточно невозмутимо, и в целом неприятный эпизод на подписание важнейших соглашений не повлиял.

В ходе визита А.Н. Косыгин осмотрел производство бумажного комбината в городе Гатино, встретился с рабочими никелевого завода в Форт-Саскачеване. Особенно памятным стало посещение советским руководителем хоккейного матча в Ванкувере между местным «Ванкувер Канукс» и «Монреаль Канадиенс». Гости одержали победу со счетом – 6:0, а капитан «Монреаля» знаменитый Анри Ришар после игры преподнес в подарок Косыгину хоккейную клюшку. Сам Алексей Николаевич мало интересовался хоккеем, но накануне отъезда в Канаду между ним и главой государства Леонидом Брежневым состоялся разговор, во время которого Леонид Ильич настоятельно рекомендовал Косыгину сходить на матч с участием профессионалов из НХЛ.

Подписание договора - А.Н.Косыгин и Пьер Трюдо

Именно в Ванкувере А.Н. Косыгин отметил важность развития контактов между СССР и Канадой в области спорта, и прежде всего хоккея. Но стоит отметить, что в той части переговоров, которая касалась проведения серии игр между советскими хоккеистами и заокеанскими профи, не все было гладко. Учитывались различные аспекты, в том числе, имевшие негативные оттенки. Прежде всего обе стороны настораживали возможные проявления националистических настроений во время проведения матчей. Оговаривалось все до мельчайших подробностей и в какой-то момент даже могло показаться, что все зашло в тупик. Разрядил обстановку Георгий Арбатов, который вышел с неожиданной инициативой. Он обратился к Трюдо с призывом собрать две команды и назвать их «Команда-1» и «Команда-2». Это предложение Трюдо воспринял, как и положено, с улыбкой. Но при этом совершенно серьезно сказал: «Так мы потеряем зрителя. За команду номер один и за команду номер 2 я болеть не стану».

20 октября 1971 года в Оттаве, А.Н. Косыгин и П.Э. Трюдо подписали общее соглашение о сотрудничестве между Советским Союзом и Канадой, в области науки, техники, образования, культуры и спорта на основе взаимной выгоды.

Продолжение следует...