Дата и время

Анатолий Владимирович Тарасов. Друзья и враги.

Друзья и враги

4 ноября 2017

Мифы о Тарасове

Начало шестидесятых в нашем хоккее – это как начало новой эпохи. Позади первые шаги на международной арене, первые успехи и разочарования. Политический мир накрывал Карибский кризис. Первый человек полетел в космос. А сборная СССР после ряда неудач отказалась участвовать в очередном чемпионате мира 1962 года, который готовился принять американский Колорадо-Спрингс. Госдепартамент США отказал в выдаче въездных виз хоккеистам ГДР, из-за строительства в этой стране Берлинской стены, которая, по мнению американского руководства нарушала права человека. Таковы были реалии. Впрочем, сейчас мало что изменилось.

Это время стало водоразделом и в нашем хоккее. Про «смуту» в сильнейшей команде страны я уже писал.

Если взять пример из отношений игроков ЦСКА и Тарасова, времен «смуты», то нельзя не учесть тот факт, что во многом недовольство игроков было в проявлении деспотичного характера наставника, который ставил игрокам непосильные, по их мнению, нагрузки и … жестко карал за так называемые нарушения режима. Всем понятно, что скрывается за данной формулировкой. И еще более понятно, почему получив «ослабление режима», команда, в конце концов, "посыпалась".

Можем ли мы упрекнуть Тарасова в этом противостоянии? Не думаю. Вы хотите результат? Не мешайте работать. Точка.

Наиболее красноречив пример легендарного защитника того времени, и одновременно одного из лидеров «заговорщиков» - Ивана Трегубова. После первенства 1961-62, Тарасов его отчислил из команды. На минутку – хоккеиста, всего год назад признанного лучшим защитником мирового первенства. Формально – за участившиеся нарушения режима, неформально – за оппозицию наставнику. Необходимость резать по живому – это Тарасов уяснил для себя четко.

Так или иначе, а продолжить карьеру на высоком уровне, в других командах, без жесткого контроля Иван Трегубов не смог. И даже большому демократу, каким являлся тренер Химика – Николай Семенович Эпштейн, после определенного времени, пришлось также расстаться с Трегубовым. Ключиков к некогда именитому хоккеисту тренер так и не нашел.

Тарасов и хоккеисты ЦСКА
Анатолий Фирсов, Виктор Кузькин, Александр Рагулин и Анатолий Тарасов.

Результат этого противостояния – Анатолий Тарасов получил под своим началом практически новую команду на годы.

Тем не менее, шестидесятые не окрасились безоговорочно в красно-синие цвета. Очень серьезную конкуренцию армейцам оказывал московский Спартак. И вовсе не удивительно, что стремящийся всегда к победе во всех соревнованиях Анатолий Тарасов получил в лице красно-белых очень серьезного раздражителя. И любые успехи хоккеистов профсоюзной команды, даже в рамках сборной команды страны, только усиливали конфронтацию.

Я уже упоминал, что переход в стан армейцев Анатолия Фирсова в период крупнейшего «рекрутского набора» ЦСКА в период 1962-63 годов, стал во многом определяющим. Да, помимо Фирсова в армейскую дружину перешли еще несколько очень сильных хоккеистов. Но тот факт, что прежним клубом Анатолия был именно Спартак, а также чемпионство красно-белой команды в первенстве 1961-62 годов, делали сей факт весьма пикантным.

Но даже этот факт не уберег Тарасова от проигрыша первенства Спартаку в конце шестидесятых. Причем условия для привлечения в свою команду талантливых юниоров, профсоюзный клуб имел куда более скромные. Плюс постоянно подливали «масла в огонь» попытки армейцев переманить в свой клуб молодых лидеров Спартака, в частности Александра Якушева, охота за которым велась вплоть до середины семидесятых.

В ЦСКА к тому времени, во многом стараниями Тарасова, была выстроена целая схема привлечения молодых хоккеистов в клуб. Конечно, она не была столь отлажена как в восьмидесятые годы, но имела очень серьезную структуру.

В центральном военкомате служил полковник по фамилии Мей, который отвечал за то, чтобы все хоккеисты попадали в специальную директиву, и находились, как говориться у ЦСКА «под колпаком». В определенное время Тарасов мог вызвать того или иного игрока в команду «на просмотр». А мог и сослать куда-нибудь «под Хабаровск» строптивого хоккеиста. Сколько реально было отправлено таким образом, история умалчивает. Но то, что нажил себе Анатолий Владимирович немало врагов, говорит о том, что далеко не только постоянные победы армейцев раздражали окружающих.

Желание иметь всех лучших в своей команде, после «смуты», только увеличилось. Я упоминал тройку железнодорожников - Николай Снетков – Виктор Якушев – Виктор Цыплаков, которых спасло от перехода в ЦСКА только вмешательство министра путей сообщения. Точно такая же история была и с ведущей тройкой Горьковского Торпедо – Роберт Сахаровский – Игорь Чистовский – Лев Халаичев.

Тарасову очень импонировали эти ребята. Горьковчане в сезоне 1960-61, сенсационно взяли серебро первенства, и вклад этих парней в успех, как и вратаря Виктора Коноваленко был очень велик. Кстати бронзу в том чемпионате взял как раз, упоминавшийся ранее московский Локомотив.

Талантливых горьковчан, как и железнодорожников, удалось отстоять не без помощи высоких партийных начальников. Но вот очень интересный факт – после 1962 года, никто из упомянутых хоккеистов в сборную на серьезные турниры не вызывался. Свое постоянное место в главной команде имел лишь универсал Виктор Якушев.

Вернемся от дел клубных, к сборной команде страны. В 1962 году, Анатолий Владимирович Тарасов получил предложение стать помощником Аркадия Чернышева в сборной СССР. В своей книге он пишет об «условном» разделении обязанностей. Что в главной команде оба специалиста имели равные сферы влияния. Это далеко не так. И не могло быть так по определению. Учитывая энергетику Тарасова, при такой постановке вопроса, он бы просто смял своего напарника.

Девиз – «для победы – все средства хороши» - это лейтмотив всей карьеры Анатолия Владимировича. Опять же, это все согласно нравам и устоям того времени. Согласно поставленным задачам. Даже если нужно было идти по головам.

О разделении полномочий в сборной СССР писано немало. В основном, многое из разряда предположений. Аркадий Чернышев отвечал за результат, и непосредственное ведение игры. Анатолий Тарасов – за тренировочный процесс. Это уже не ни для кого не новость. Но, полномочия эти были значительно шире.

Просто ограничиться контролем учебно - тренировочного процесса, Анатолий Владимирович не мог. Слишком мало для фигуры такого масштаба. И по тем решениям, которые всем известны уже много лет, можно с уверенностью утверждать, что Тарасов имел очень большое влияние на комплектование состава. Отсюда порой и отсутствие в окончательном списке команды игроков, которые не соответствовали личным параметрам Тарасова.

Причем вот здесь влияние Аркадия Чернышева было в значительно меньшей степени. Достаточно упомянуть подготовку к Олимпийским играм 1964 года в Инсбруке.

После поражения на предыдущих Олимпийских играх, следующим, уделялось огромное значение. В том числе и по политическим причинам.

В составе сборной страны к играм наигрывались три тройки нападения. Состав звеньев ни у кого сомнения не вызывал, это были первые тройки лидеров Отечественного хоккея – ЦСКА (Константин Локтев – Александр Альметов – Вениамин Александров), Спартака (Евгений Майоров – Вячеслав Старшинов – Борис Майоров) и Динамо (Станислав Петухов – Владимир Юрзинов – Юрий Волков).

В товарищеских матчах проходили проверку и другие хоккеисты, в частности упоминавшиеся уже железнодорожники (Снетков – Якушев - Цыплаков), но все-же позиции первых трех звеньев оставались незыблемыми. Армеец Анатолий Фирсов был десятым форвардом. В процессе подготовки, однако, Фирсов получил место в динамовском звене, оставив запасным Петухова.

Петухов Юрзинов Волков
Лучшей динамовской тройке было не суждено выступить на Олимпиаде в Инсбруке.

Незадолго до игр, динамовский центрфорвард Владимир Юрзинов в тренировочном матче получает болезненный удар в корпус, который спровоцировал приступ аппендицита. Естественно с мечтами об Олимпиаде пришлось расстаться, но вот вслед за ним был исключен из состава сборной ещё один динамовец - Юрий Волков. Анатолий Тарасов настоял на включении в команду вместо него армейца Леонида Волкова, который провел до этого в сборной лишь две игры.

Свое решение Тарасов мотивировал желание иметь в составе наигранные связки. А Леонид Волков играл в клубе с Анатолием Фирсовым. Вместе с ними звено составил Виктор Якушев, для которого игра с разными партнерами в сборной была не в новинку.

Станислав Петухов отправился на игры десятым форвардом, и на турнире нередко выходил в спартаковской тройке вместо Евгения Майорова. Тут незыблемость наигранных связей оказалась не столь принципиальной. Уже тогда Тарасов «присматривался» к Евгению.

Как видим, Аркадий Чернышев никак не повлиял на присутствие в сборной игроков своего клуба. Что прямо или косвенно указывает на то, что между наставниками главной команды было разделение сфер влияния.

Кроме того, из рассказов ветеранов приходилось слышать, что Анатолий Владимирович, будучи несогласным с каким ни будь решением старшего тренера, никогда не стеснялся в посещениях различных кабинетов, и сигнализировал, как мог. Энергией Анатолий Владимирович обладал завидной. Мог пойти, на что угодно, чтобы буквально «продавить» нужное решение. Не исключено, что это обстоятельство и послужило для того, что Чернышев ему отдал на откуп вопросы формирования состава.

Правда, констатируя данный факт, несколько нелепо выглядит объяснение неудачи на предыдущих Олимпийских играх 1960 года в Скво-Вэлли, данное Анатолием Тарасовым, причиной, которой он назвал состав команды, … навязанный ему вопреки его мнению.

Не бывает на свете совершенных людей. Кто-то более, кто-то менее подходит под идеал, точных критериев которого … не существует. Вот именно отсюда – сколько людей, столько и мнений.

Выполняя задание партии – сделать наш хоккей сильнейшем в мире, Тарасов никогда не забывал о другом задании, министерства обороны СССР - сделать сильнейшим хоккейным клубом в стране, команду ЦСКА. Он коммунист, и офицер. Есть приказ, а все остальное – фантазии для обывателей. Но, это уже история, и поэтому у нас есть шанс поразмышлять, и даже дать свои оценки. Условные конечно.

Майоровы
Братья Майоровы не давали спокойно спать именитому наставнику.

Усилившаяся к тому времени конфронтация со Спартаком, привела к тому, что в следующим сезоне Евгений Майоров, который по слухам находился в прекрасной форме, был выведен из состава, и заменен … армейцем Анатолием Ионовым. А как же пресловутое стремление к наигранным связкам?

Сам Анатолий Владимирович объясняет это тем, что Евгений Майоров утратил скорость, не успевал за действиями партнеров и тем самым тянул звено назад. Делал его менее опасным для соперников. Противники же Тарасова, были уверены в том, что это элементарное сведение счетов со Спартаком, командой, которая доставляла ему немало неприятностей.

Кто-то даже приводил слова Тарасова, высказанные неофициально, что он не желает в сборной наигрывать звенья для своих главных соперников. Очень правдоподобно. На минуточку вспомним – старший тренер сборной – Аркадий Чернышев. Порой, обладая большим объемом информации, возможность анализировать, приходишь к выводу, что вопросов, тем не менее, не становится меньше.

Так или иначе, а к 1965 году, в сборной сложилась ситуация, когда в каждом из трех звеньев были армейские игроки. И попытки заменить кого-то из них старшим тренером, натыкались на яростное сопротивление Тарасова, с использованием различных выкладок, статистических выводов и, если нужно проявлений личной обиды. Отстаивать свои интересы он умел очень хорошо.

При этом всегда оставаясь принципиальным. Ведь, очень хорошо известна история с Константином Локтевым, которого Тарасов исключил из состава сборной перед чемпионатом мира 1963 года, за то, что он не сдержал слово бросить курить. А что, он единственный кто курил в команде? И настолько это являлось фактом непотребным? Нет, конечно. Просто дело не в курении как таковом, а в том, что Локтев «ДАЛ СЛОВО» своим товарищам… и не сдержал его. А уж это, для Тарасова было сродни предательству.

«Как с тобой могут пойти в разведку, если ты…?» - и так далее. Сейчас многие не поймут, а кто-то и пальцем у виска покрутит…

Но так было, и это наша история.

Армейские ветераны и по сей день считают Тарасова своим учителем, отцом, и вообще главным человеком в жизни. Представители же других клубов, воспринимают эту информацию, как правило, с иронией…

Безусловно, одной из главных причин успеха в те годы, были даже не знаменитые тренировки Тарасова, а то, что он умел наладить дисциплину в команде. Потому как во все времена самый главный наш враг, это «нарушения режима» которое сгубило немало талантливых хоккеистов. А сочетание с тяжелейшими тренировками, приводили в итоге к тому, что зачастую уходили из жизни знаменитые спортсмены очень рано.

Но упрекнуть именитого наставника можно, пожалуй, в отсутствии индивидуального подхода. Для кого-то танцы с Рагулиным на плечах это благо – станешь настоящим богатырем, и … берегись канадцы… а в ком-то просто убьют скорость и способность импровизировать. И в результате мы получим еще одного хорошего солдата – громилу, грамотно выполняющего задания тренера.

А таких случаев было немало. По Тарасову – «не можешь – вон из хоккея». И уходили. Александр Мальцев до сих пор отмечает, - это благо, что он не оказался в ЦСКА. Львиную долю способности импровизировать и творить на льду, забили бы мышцами. Кто-то может возразит, что Тарасов бы не дал Мальцеву послабления, и избавил бы от неминуемых проблем, с которыми столкнулся Александр в расцвете своей карьеры. Очень спорно. Как считаете, стал бы Высоцкий тем Высоцким, если бы ему запрещали жить так, как он хотел? – «Он как минимум, остался бы жив» - возразят,… а это, уже совсем другой разговор. И далеко не благодарный.

Тарасов и Александров
Сезон 1963-64. Анатолий Тарасов благодарит Вениамина Александрова.

В этой связи очень красноречива история Вениамина Александрова. Игрок ЦСКА, «Русский - Бобби Халл». Великий бомбардир, который не добрал львиную долю своей славы. В чемпионате страны 1962-63, наколотил в ворота соперников 53 шайбы, достижение, не побитое до сих пор. Великолепный технарь обладал «смертельным» броском, но не любил силовую борьбу. В результате чего, вскоре был обвинен Тарасовым в трусости, и нежелании помогать обороне.

Быть может, Анатолию Владимировичу форвард очень напоминал Всеволода Боброва, и их противостояние. Так или иначе, вместо того чтобы развить сильные качества Александрова, Тарасов ограничил его рамками коллективного хоккея в своем видении, после чего игра Вениамина резко пошла на спад. Он прожил свою жизнь в хоккее дольше своих партнеров по тройке - Константина Локтева и Александра Альметова, но уже без свойственного ему блеска.

Это ли не пример отсутствия индивидуального подхода? И вы уж простите, я не могу назвать это сильной стороной именитого наставника. С другой стороны, тот же Владислав Третьяк, расскажет немало историй о том, как Тарасов с ним возился, придумывал различные упражнения, и в результате вырастил вратаря, которого многие называли сильнейшим голкипером ХХ века.

Где же истина? Не удивлюсь, если истины как таковой не существует в принципе. Или, для каждого она своя, как своя правда.

В создании ореола величия, поклонниками часто используются различные мифы, которые это величие по замыслу авторов, должны подчеркивать. И часто бывает, что мифы эти затмевают собой саму фигуру героя.

А ведь Анатолий Владимирович Тарасов прежде всего человек, со своими слабостями и странностями. Со своими пристрастиями и со своими недостатками. И нужно воспринимать его именно таким, какой он есть. Прежде всего, чтобы память о нем жила, и мы были ему благодарны именно за то, что он реально сделал для нашего хоккея.

Но вовсе непонятно, зачем определенным силам понадобилось ошибки, с помощью мифов превращать в достижения? Зачем создавать из человека икону, которой он, по сути, не является?

Один из самых распространенных мифов – это открытие и воспитание народной звезды – Валерия Харламова. По мотивам этого мифа даже создан целый фильм - "Легенда 17", изобилующий подобной лирикой. Главная его тема – Тарасов увидел фантастически одаренного хоккеиста, и решил воспитать его характер, чтобы получить готового для любых свершений мастера. Бесстрашного и совершенного. Учил уму разуму, ставил в ворота и, в конце концов, отправил в Чебаркуль закалять характер…. Красиво!

А почему просто не рассказать о том, что Тарасов в упор не увидел Харламова, и откровенно порой издевался, чтобы тот сам ушел и не мешался под ногами? И в Чебаркуль отправил, потому что был уверен, что Валера там не выдержит и сбежит. И забыл про него и не вспомнил, если бы не Кулагин, который как раз занимался с маленьким Валерой и всегда верил в него. И настоял на том, чтобы Харламову дали еще один шанс в ЦСКА.

Тарасов и Альфер
Анатолий Тарасов и Владимир Альфер на тренировке в Чебаркуле.

Зачем эта нелепая выдумка? Тарасов просто ошибся. Как ошибаются многие. Не поверил. Не оценил. Зачем из ошибки, создавать миф о его исключительном педагогическом чутье? Думаете, новое поколение это оценит? Да чем больше подобных фантазий, тем больше народу будет считать Красную Машину сказкой. Хорошо причесанной сказкой.

А Тарасов – это вовсе не та фигура, которая в таком «народном творчестве» нуждается. У него достаточно сильных сторон, чтобы занимать свое достойное место в истории хоккея.

Почему просто не рассказать о том, что Тарасов очень любил свою Родину, потому и ненавидел всех, кто мешает нашим победам. Перекос? Да, перекос. А у кого из выдающихся их нет?

Отсюда и крики, вроде - «фашист» в спину Йозефу Голонке. Не думаю, что Тарасов его действительно таковым считал. Просто эмоции зашкаливали, а Анатолий Владимирович фигура достаточно экспрессивная. И уж в чем труднее всего заподозрить именитого наставника, так это в либерализме и милосердии.

Еще одна очень красивая история, описанная в журнале «Спортивные игры» в конце восьмидесятых. Тогда был опубликован цикл статей по книге Роберта Бакаларжа - «Потерянные годы», в переводе Семена Вайханского, посвященных чехословацким хоккеистам, чемпионам мира, которых в 1950 году, по сфабрикованному обвинению в государственной измене, арестовали и отправили в тюрьму. В статье рассказывается о непростой судьбе хоккеистов, и в том числе знаменитого голкипера Богуслава Модры, который по выходу из тюрьмы, был откровенно забыт всеми.

Так вот в статье рассказывается, что Тарасов посещая Чехословакию, много помогал семье Модры, и при случае стыдил чехословацких чиновников за их бессердечное отношение к легенде, которая оставила огромный след в истории хоккея.

То ли это были «чудеса перевода», то ли тренд того времени, когда машина производства мифов заработала на полную катушку, но, как отмечали мои знакомые из Чехии – в книге нет ничего подобного. Да и не могло быть, если учесть, что Тарасов никогда не любил чехословацких спортсменов, а те отвечали ему «взаимностью». Тем более, что Анатолий Владимирович слыл ярым коммунистом, а репрессированные спортсмены воспринимались режимом не иначе как враги системы.

Ни для кого не секрет, что врагов и у Анатолия Владимировича хватало.

И врагов, и конечно друзей. И те и другие были, в том числе очень влиятельны. Одни не допустили его возвращения в большой хоккей, другие сделали его легендой, отцом хоккея на Руси. Одни на разных уровнях пытались подорвать его авторитет, другие безжалостно давили тех, кто его критиковал.

Нежелание проигрывать, неуступчивость во всем. Хорошо известна история с демаршем Анатолия Владимировича Тарасова в решающем матче чемпионата страны 1969 года со столичным Спартаком, в котором тренер армейцев, будучи несогласным с решением арбитров увел команду в раздевалку. Матч в итоге доиграли, и ЦСКА потерпел поражение, но Тарасову это не забыли.

Стоит ли удивляться тому, что эта история, стала неким катализатором процесса? Тогда эту ситуацию захотели раскрутить по максимуму. Расквитавшись с Тарасовым раз и навсегда.

Тарасов и хоккеисты
Анатолий Фирсов, Валерий Харламов, Анатолий Владимирович Тарасов и Александр Рагулин.

В газете «Правда», 12 мая 1969 года появилась разгромная статья за авторством журналистов Владимира Дворцова, Евгения Рубина и комментатора Николая Озерова. Называлась она – «Прощай хоккей вначале мая». В ней деятельность и ошибки Тарасова что называется «разобрали по косточкам».

Тарасов всегда сам платил за свои ошибки. И платил сполна. Анатолий Владимирович вскоре после скандала был лишен звания Заслуженный тренер СССР, но тренером ЦСКА и сборной остался. Потом, после очередного добытого международного титула, звание вернули, а спустя еще пару лет о статье в газете кроме авторов никто не вспоминал.

Но врагов своих Тарасов никогда не забывал.

Здесь очень красноречивый пример – журналист Евгений Рубин, который всю карьеру был противником Тарасова, и называл его не иначе как – «злодей». За что в итоге стал изгоем, и которому из-за постоянных преследований и невозможности заниматься своим любимым делом, пришлось покинуть страну.

Справедливости ради нужно отметить, что это был 1978 год, и Тарасов уже не занимал высокий пост, ни в сборной, ни в ЦСКА. А также это было время, когда отъезд инакомыслящих стал очень популярен, как и лишение, их гражданства со стороны властей СССР. Уезжали многие: певцы, артисты, писатели, режиссеры… журналисты. Преимущественно евреи. Так уж получилось…

«Кто прав, кто виноват, судить не нам…». Почти как в басне у Крылова. У каждого были свои причины, и я лишь констатирую факт. Известно только, что почти никто о своем решении не пожалел. В том числе и Рубин. Говорят, даже был благодарен Тарасову за такую перемену в своей жизни, как бы парадоксально это ни звучало.

В истории отечественного хоккея, Анатолий Тарасов остался и как талантливый пропагандист и мотиватор. Известно, что он даже имел прозвище – «серпасто - молоткастый». Всевозможные настройки и «накачки» перед матчем и в течение его, это конек Тарасова.

Очень известен миф о пении Анатолия Владимировича в раздевалке. Точнее не столь о пении как таковом, а о реакции на это.

Тарасов и Третьяк
Владислав Третьяк и Анатолий Владимирович Тарасов

Чемпионат мира. Решающая игра. Наша сборная проигрывает. В перерыве у всех хоккеистов подавленное настроение. Выхода из непростой ситуации и способа переломить ход поединка в свою пользу никто не знает. И тут, в раздевалку входит Тарасов и начинает петь гимн Советского союза. У команды после этого точно крылья за спиной выросли. Они вышли на решающий период матча и буквально разорвали соперника, завоевав очередные золотые медали.

Об этом в частности писал Владислав Третьяк:

– «Чистая правда! Как раз в том самом 1971 году. Только это не в Берне, а в Женеве было, в матче со шведами. Проигрывали мы… Думали, тренер нас песочить будет после первого периода. А он сел на лавку и затянул Гимн Советского Союза. Мы ошалели: «Если уж батяня запел, мы теперь должны шведов на кусочки разорвать». Выскочили на лед как заведенные, и победили «Тре Крунур».

Вспоминает Вячеслав Фетисов:

- «Однажды он приехал на молодежный чемпионат мира-1978 в Квебек. Финальный раунд, матч с Канадой. И вот Тарасов в перерыве спускается в раздевалку. Он в олимпийской шубе, снимает меховую шапку, руки по швам – и начинает петь гимн Советского Союза! После этого мы победили Гретцки и его товарищей (3:2), а в финале разорвали шведов (5:2)…»

История для любого романа сгодится. Только вариации подобных рассказов разные. То гимн пел, то «Интернационал», то «Черный ворон»… Причем сами хоккеисты в воспоминаниях, как правило, путаются. Библиографы же, знают все.

Истина же, открылась совсем недавно.

- В перерыве неудачно складывающегося матча, старший тренер сборной Аркадий Чернышев проводил установку … как врывается Тарасов и затягивает гимн Советского Союза! Все замолчали, прослушали до конца. После чего прозвучали слова Чернышева – «Ну ты б… певун, не мешай работать…» - все засмеялись. Команда психологически расслабилась, и одержала победу.

Вроде и пел, и результат тот же… а разница, согласитесь - огромная.

Да, все бились за свою страну, честно и бесстрашно, но это были простые ребята, с простыми желаниями в жизни, а не идейные борцы за коммунизм во всем мире. Вот об этом мифы слушать не хочется больше всего.

Очень непростой вопрос с уходом Тарасова из сборной вместе с Чернышевым после победных Олимпийских игр в Саппоро. Он вовсе не так однозначен. И эта история до сих пор очень интересна любителям хоккея.

Вот настоящее раздолье для любителей сочинять мифы.

Самый распространенный – это тот, который наперебой цитируют многие издания, и который уж простите, просто сквозит невежеством. Суть его в том, что Тарасов и Чернышев якобы получили распоряжение от руководства страны – уступить на Олимпиаде сборной Чехословакии, команде соцлагеря, дабы те смогли обойти в таблице сборную США, и завоевать серебряные медали.

Наши тренеры, «приученные к победам», ослушались приказа сверху, и обыграли чехословацких спортсменов, за что были, затем выдворены из сборной.

В этой версии, меня больше удивляет не сам факт ее появления, потому как встречались истории и более бредовые, а то, что ее так легко взяли на вооружение различные публицисты, пишущие о хоккее. Ведь здесь нет ни логики, ни здравого смысла. Чехословацкая сборная тех лет была главным раздражителем для советских хоккеистов, и матчи между нашими командами проходили очень напряженно. И несколько раз победа в мировых первенствах прямо, скажем – «висела на волоске». Плюс, ярко выраженный политический аспект.

Еще более нелепо звучит версия о том, что там же, на верху, было принято решение проиграть чемпионат мира, который должен был проходить в Праге, команде хозяев, через пару месяцев после Олимпийских игр. И что об этом Леонида Ильича Брежнева якобы лично, просил лидер Чехословакии Густав Гусак. Чтобы укрепить тем самым дружбу между нашими странами. Ведь более престижный титул – Олимпийский, у нашей сборной уже есть. Да и десять подряд побед на мировой арене легко прикроют возможную неудачу.

Но, зная строптивость тренерского штаба сборной, руководство не было уверено в решении поставленной задачи, поэтому решило не рисковать, и отправило ни мировое первенство новую тренерскую бригаду – Всеволода Боброва и Николая Пучкова.

То есть - Всеволод Михайлович Бобров – лоялен и исполнителен. Добровольно проиграл, чтобы вот так вот сходу показать себя нулем в тренерском деле, на фоне своего антагониста Тарасова? Чтобы самому себе приклеить ярлык неудачника там, где Тарасов был первым десять лет кряду?

Я поверю во что угодно, но только не в это.

Сила сборной Чехословакии тогда росла с каждым годом, и порой лишь отсутствие должной концентрации мешало им завоевать чемпионский титул. Обыграв несколько раз нашу команду, они в решающих матчах уже не были столь мотивированы либо были предельно вымотаны игрой с нашими хоккеистами. Такое повторилось и на Олимпийских играх 1968 года в Гренобле, и на чемпионате мира 1969 года в Стокгольме. Обыграв нашу сборную, чехословацкие хоккеисты оба раза затем проиграли шведской сборной. А на первенстве 1971 года в Швейцарии, вновь обыграв наших, и выиграв звание чемпионов Европы, они уступили мировой титул, проиграв матч сборной США.

Наша сборная уступила на пражском льду очень сильному сопернику. Проиграла с новым тренерским штабом. Вот все это и дало толчок для всевозможных выдумок.

Встречалась еще такая версия, по которой организаторы мирового первенства в Праге, попросили нашу федерацию – во избежание различных эксцессов не присылать на чемпионат Анатолия Тарасова. Потому что он своим поведением провоцирует чехословацких спортсменов, и они вследствие этого не могут гарантировать нашей сборной безопасность, тем более учитывая негативные настроения после событий четырехлетней давности.

Не могу не упомянуть еще одну версию. По ней, Аркадий Чернышев и Анатолий Тарасов понимали, что с каждым годом, победа дается все сложнее, и порой только чудо позволяло нашим хоккеистам сохранять звание чемпионов. А впереди было первенство в Праге, где хозяева будут запредельно мотивированы, и выиграть там будет крайне сложно. Поэтому наш дуэт наставников решил уйти непобедимым.

В общем, все ограничивается только лишь фантазией. Кто-то пишет о нежелании проигрывать , кто-то о боязни проиграть, а кто-то об элементарной усталости, и полностью принятое ими добровольное и обдуманное решение.

Другие пошли дальше, и поведали миру о том, что полковник Тарасов после игр Саппоро очень желал получить генеральский чин. И это желание выставил как условие для продолжения работы в сборной. Во имя этого пошел что называется «ва-банк», и как часто бывает в таких случаях, проиграл.

Что же было на самом деле? Боюсь, однозначного ответа на этот вопрос просто не существует. Дыма без огня, как известно не бывает. И если исключить самые нелепые версии, и остальное объединить в единое целое, то можно получить более-менее реальный результат. Плюс, хоккейное руководство было уже сыто по горло различными выходками Тарасова, и мысль о переменах витала уже несколько лет.

Самое интересное, что новый тренерский штаб сборной, приняв команду, отказался от услуг Анатолия Фирсова – хоккеиста которого очень любил Анатолий Владимирович. И по этому поводу известна неприятная история о том, что Тарасов через игроков команды пытался влиять на новый тренерский штаб, в частности в кадровых вопросах.

документ
Докладная записка начальника управления спортивных игр Валентина Лукича Сыча.

В частности доступен очень любопытный документ за подписью тогдашнего начальника управления спортивных игр Валентина Лукича Сыча. В нем он как раз поднимает вопрос вмешательства Тарасова в работу новых тренеров сборной. Что это, констатация факта или интриги с целью свести старые счеты? Документ достаточно неприятный в любом случае.

Очень любители мифов любят отмечать тактические новинки, которые якобы перевернули хоккей. Причем никогда не их не называя. Мне на ум приходит только придуманная Тарасовым система игры с двумя форвардами, двумя полузащитниками одним защитником, которую он активно внедрял и за какой видел будущее. Тарасов так и называл свою новинку – система.

По этой системе играло в сборной в основном звено Анатолия Фирсова с Владимиром Викуловым и Виктором Полупановым. Также новинку опробовала тройка: Анатолий Ионов – Юрий Моисеев – Евгений Мишаков.

В своих книгах Анатолий Владимирович подробно расписывает преимущества новой схемы, а также подкрепляет все это статистическими сравнениями. Достаточно, впрочем, убедительно. Правда, после ухода Тарасова из сборной, никто это развивать не стал. И я не припомню, чтобы кто-то еще пробовал. При всеобщей любви к творчеству Тарасова.

И уже никто не в силах сказать, что это было – взгляд в ХХI век, или просто заблуждение?

Позже, у одного из хоккеистов, который принимал участие в этом эксперименте, спросили про систему, и его мнение… - «Да ерунда все это…» - ответил ветеран, - «Играли, чтобы не обидеть мэтра….».

Добавить немного романтики? Ну, прежде всего ЦСКА имел ощутимое преимущество перед остальными командами в физических кондициях игроков. Не использовать это, Тарасов не мог. Он придумал тактику, которую многие хоккеисты называли – «психическая атака». Суть ее заключалась в том, чтобы на первых минутах матча за счет взвинченного темпа и игры «в тело», подавить соперника, и уже в первом периоде иметь гандикап в две-три шайбы. Полученное в начале матча преимущество позволяло контролировать ход игры, и, варьируя тактическими построениями доводить матч до победы.

Безусловно, функциональная подготовка команды играет огромную роль. Здесь Тарасову не было равных. При том еще, что тренируешь игроков высочайшего таланта, какие были у Тарасова в ЦСКА. И здесь очень хорошо понятна тактика Анатолия Владимировича на матчи – ошеломить, проломить, продавить…

У того-же Николая Семеновича Эпштейна в Химике, как ни крути, для подобной тактики не хватало исполнителей высокого класса. Отсюда и всевозможные игры в откат, капканы и т д. И это нередко приносило успех. Что бы придумал Тарасов, работай он в команде класса Химика? А как бы могло сложиться в ЦСКА у того же Эпштейна?

Мы не узнаем ответа на этот вопрос. А без него размышления на тему гениальности того или иного специалиста – это разговор по сути ни о чем. Порядок бьет класс – именно это было философией раннего Тарасова. Увидеть результат на деле, так и не получилось. Очень близок был к этому Виктор Васильевич Тихонов времен руководства Рижским Динамо, но до высот он с хоккеистами среднего уровня также не добрался.

Тарасов в Торонто
1975 год. Торонто. Кларенс Кэмпбелл, Анатолий Тарасов и Алан Иглсон.

В 1975 году Анатолий Владимирович Тарасов, первым из Отечественных игроков и специалистов был избран членом Зала хоккейной славы, который находится в Торонто. Именно это обстоятельство подвигло любителей сочинять новые мифы, один краше другого.

Почему достойным внимания из советских специалистов оказался только Тарасов? Так ли повлияли на канадских избирателей достижения нашего тренера? Действительно ли, по мнению родоначальников хоккея, Тарасов на голову сильнее всех коллег по амплуа?

А ответ оказался прост. В зал хоккейной славы в Торонто избираются не только хоккеисты, и тренеры, но и функционеры, и прочие люди, внесшие вклад в развитие хоккея. Тренерские достижения Тарасова для Канады практически ничто, зато его очень уважают за книги по теории и тактике хоккея. Методические материалы. И это факт, который невозможно отрицать. Именно как теоретик, Анатолий Владимирович и занял свое место в хоккейной «альма-матер».

В завершении всего хочется ответить на вопрос – «кем же был Анатолий Владимирович Тарасов?», без выдуманных достижений и притянутых «за уши» фактов.

Анатолий Владимирович Тарасов – рекордсмен отечественного хоккея, по завоеванию титулов чемпиона страны. Семнадцать раз Московские армейцы добывали звание чемпиона под руководством Тарасова. И это результат вряд ли, будет превзойден.

Безусловно, это - выдающийся специалист, один из основоположников развития хоккея в нашей стране, крупный теоретик в области спорта. Создатель собственной системы тренировок. Основатель и председатель детского клуба «Золотая шайба», который дал путевку в жизнь многим известным мастерам.

Тарасов и Фетисов
1994 год. Москва. Хоккей. На трибуне Вячеслав Фетисов и Анатолий Владимирович Тарасов.

Кроме того, Анатолий Владимирович был членом тренерского совета, и участвовал в подготовке молодых наставников в высшей школе тренеров. Хорошо известно также, что капитан сборной СССР Вячеслав Фетисов во время конфликта с Виктором Васильевичем Тихоновым, перед отъездом в НХЛ, поддерживал форму тренируясь у Тарасова на даче.

Анатолий Владимирович мягко скажем, недолюбливал Тихонова. В этой связи интересно, как меняется со временем позиция именитого наставника. В годы работы в ЦСКА и сборной, Тарасов ни раз отмечал, что советские хоккеисты, никогда не продадуться в НХЛ за их доллары. Они играют для страны, для народа!

А вот во время конфликта первой пятерки с Тихоновым в конце 80-х, открыто недоумевал, почему тренер ЦСКА и сборной - Виктор Тихонов, не подготовил игроков для выступления в НХЛ, где они будут представлять советский хоккей... Право, очень важно где, когда и в каком контексте нужно говорить любые слова.

Здесь хочется привести еще одну цитату от Вячеслава Фетисова:

- «Величие любого тренера заключается в человеческих качествах, только тогда ребята будут биться за него на льду. Тарасова в 55 лет вышвырнули из хоккея. Но он не озлобился. Начал работать с пацанами во всесоюзном турнире "Золотая шайба". Вырастил многих тренеров. Он жил хоккеем, умер с хоккеем. Его сравнить не с кем. Таких великих людей у нас больше не будет".

Сергей Глухов