Дата и время

1979 год. Репортаж Юрия Цыбанева для еженедельниика "Футбол-Хоккей".

Юрий Цыбанев
11 февраля 1979 года.


Через день все переменилось. Опять одна команда начала страстно и красиво, с горячим желанием проявить себя. Но 10 февраля этой командой была наша. Звенья Петрова и Жлуктова сразу перевели игру в зону канадцев, а со второго выхода их примеру последовали и остальные. И если в первом матче наши почувствовали себя непривычно, имея перед собой соперника, уверенного в своей силе, то теперь в таком же положении оказались профессионалы. Главное, почти все наши хоккеисты были неуступчивы. Теряли шайбу— не беда, тут же решительно шли в борьбу с тем, чтобы ее вернуть. И возвращали. Тон задало звено В. Голикова. На 9-й минуте Драйден отразил подряд два броска Макарова, но атака не остановилась. По ходу ее началась смена, вышедший Капустин занял место на «пятачке», а защитники, получившие оперативный простор, принялись обстреливать ворота. Шайба отлетела к Старикову, внимание хозяев переключилось, в ожидании очередного броска, на него, а Стариков нашел свободного Капустина. Драйден сместиться не успел. Гол поддержал наших в их атакующем порыве. В каждом звене один из нападающих, чаще Михайлов, Капустин, В. Голиков и Ковин, занимал позицию вблизи ворот Драйдена, что в матчах наших с канадцами увидишь не часто. Пика штурм достиг на 13-й минуте, когда игроки звена Лафлера трижды безуспешно пытались просто выбросить шайбу из зоны, не выдерживая натиска и не успевая за перемещениями тройки Жлуктова. Выбросили шайбу канадцы лишь с четвертой попытки. Можно только предполагать, как пошла бы игра дальше, если бы Ковин задержал соперника и не отправился отбывать штраф. Но гол, забитый Босси, игру выравнял. Наши, получив численное преимущество, тоже были близки к успеху, но Савар телом перекрыл пас Жлуктова на «пятачок» оставленным без присмотра Балдерису и Капустину. А под занавес периода самое сыгранное звено хозяев: Босси — Троттье — Гиллис в четвертый раз за два матча сделало свое дело, подтвердив, что сведения о его комбинационном умении достоверны.

Только начался второй период, как Васильев пошел встречать вошедшего в нашу зону Перро, но как следует не встретил. Все наши откатились к воротам, а Перро, прицелившись, в первый и последний в этих матчах раз забил Третьяку издали. 1:3... А ведь так здорово начали. Не судьба? Но это был матч, судьба которого была во власти нашей команды, так как она предстала коллективом людей, способных идти к цели через невзгоды, отважных и умелых. Не проходит и двух минут после гола Перро, как проявляется первый симптом утомления у канадцев: Робинсон и Сальминг запутались в настойчивых перемещениях горьковской тройки, а Варнаков переиграл Драйдена так ловко, будто это и не Драйден вовсе.

В отличие от первой встречи, не хотелось следить за тактическими ходами, не хотелось упрекать ошибившихся. Оставим это на суд специалистов, отложим до времен, когда пройдет в нас возбуждение, вызванное играми. Ибо в этот день на первый план вышел непреклонный, недюжинный характер нашей команды, то, за что мы ее больше всего любим. Может быть, чуть-чуть излишне горячей она была во втором периоде в желании догнать везучего соперника. Может быть, не стоило нашим защитникам убавлять строгости, как это сделал Васильев, после чего Робинсон (он-то тоже рисковал, как видите!) при содействии Лафлера снова увеличил разрыв. Но как было не рискнуть, когда, казалось, вот-вот канадцы не выдержат, несмотря на увеличение числа защитников, темпа, когда самый быстрый из них — Лафлер, за исключением этого эпизода, стал незаметен...

Рос, как на дрожжах, счет бросков в нашу пользу, они следовали слева, справа, один за другим, в поте лица трудился Драйден, а в главном счете, счете голов, по-прежнему наши отставали на две шайбы. Два раза подряд получали численное преимущество, но канадцы охраняли ворота грамотно, перекрыв опасные направления, и не было видно, как подступиться. А до конца второй двадцатиминутки — всего три минуты.

У Михайлова и Петрова не все получалось в скоростной игре, характерной для нашей команды в этот день. Ибо в этой тройке темп диктует в большей степени Харламов, а он из-за травмы даже не раздевался на игру. Заменивший его Тюменев был быстр, ничего не скажешь, но общего языка, согласованного с партнерами маневра найти не сумел. Это ведь так трудно сделать, попав в водоворот первой большой игры. Но Петров и Михайлов сделали свое дело, сделали в момент критический, когда кто угодно уже разуверился бы в возможности счастья. На исходе второго подряд удаления у профессионалов они нашли наконец едва ли не единственный путь к взятию ворот. Михайлов подкрался на «пятачок» так хитро, что за ним не уследили, Петров выложил ему шайбу, и капитан забросил ее в верхний угол, забросил блестяще, неотразимо, и в броске его чувствовалось сознание того, что вот именно сейчас, именно в этот момент промахнуться он не имел права.

Через считанные секунды — вбрасывание у ворот Драйдена. Канадцы, видно, никак не ожидали, что Жлуктов его выиграет, да еще столь четко, с ходу переправив шайбу Капустину. Никто не успел опомниться, как шайба скользнула в нижний уголок. Такой знакомый, всегда кажущийся счастливым капустинский гол, забитый в очень нужное мгновение! Он как предвестник конечной удачи. Выходит звено Ковина, вдохновленное успехами предшественников, и, забыв про синяки и шишки, снова завязывает яростную борьбу в зоне хозяев. И счастье тех, что пятую шайбу им удалось отсрочить. Впрочем, за ней дело не стало. Умение третьего звена осуществить атаку с ходу воплотилось в результат. Комбинацию отличным длинным пасом из угла своей зоны начал Первухин, оставив позади шайбы сразу четырех канадцев. После короткого розыгрыша с В. Голиковым Макаров чуть остановился и бросил, а В.Голиков добил. Вторая шайба центрфорварда, проявившего себя не только тружеником, но и лидером — ярким, смелым.

По существу игра была сделана. Хотя отыгрываться теперь надлежало хозяевам, наши продолжали наступать, и на телеэкране ворота Драйдена появлялись куда чаще, чем владения Третьяка. Скорее наши могли увеличить счет: в их активе была острая атака тройки Петрова и резкий бросок Скворцова из-под защитника, отраженный Драйденом с трудом, а профессионалы лишь при выходе Босси на ворота могли сравнять счет, но Третьяк и защитники накрыли шайбу. Традиционное давление на финише канадцы только обозначили, сняв вратаря. Настоящей опасности они так и не создали, в то время как наши могли забить в пустые ворота. На табло остался радостный итоговый счет 5:4 и удивительное соотношение бросков — 31:16 в нашу пользу, отразившее предельную нацеленность наших хоккеистов на ворота Драйдена.