Дата и время

Статья Владимира Пашинина "Семнадцать отважных мужчин" - из журнала "Спортивная жизнь России".

Владимир Пашинин


СЕМНАДЦАТЬ ОТВАЖНЫХ МУЖЧИН

Владимир Пашинин

26 января 1956 года, ровно через тридцать два года после открытия первой Белой Олимпиады, на ледяном стадионе итальянского горного курортного городка Кортина д'Ампеццо лучший конькобежец этой страны Гвидо Кароли зажег огонь VII зимних Олимпийских игр.

Мы, советские журналисты, прибывшие освещать эти состязания, с интересом изучали историю Кортина д'Ампеццо и приходили к выводу, что он по праву заслужил оказанную ему честь. Этот город издавна считался крупным центром зимнего спорта не только Италии, но и всей Западной Европы. Первые крупные международные соревнования были здесь проведены еще в 1897 году, а затем «прелестное местечко» в предгорьях Альп — Даломитах — облюбовали и конькобежцы, и бобслеисты, и хоккеисты. В, 1927 году здесь состоялось первенство мира по лыжному спорту, на следующий сезон — международные зимние университетские игры, а в 1932 году — чемпионат мира по горнолыжному спорту.

Все эти сведения мы, журналисты, аккредитованные на Играх, услышали на приеме, устроенном для представителей прессы мэром города. Вспомнив прошлое, он заявил:

— Но никогда наш город не был хозяином такого великого спортивного форума. Да, он именно великий, потому что в нем впервые участвует такая могущественная спортивная держава, как Россия. Присутствие здесь ее команды, безусловно, открывает новую страницу в истории зимних Олимпиад.

Нужно сказать: наши спортсмены сделали все, чтобы подтвердить справедливость такого мнения. Несмотря на полное отсутствие опыта участия в подобных международных турнирах, они во весь голос заявили о себе и достойно выступили во всех разделах олимпийской программы. Блестящие победы одержали конькобежцы Евгений Гришин, Борис Шилков, Юрий Михайлов, эстафетная команда советских лыжников в составе Федора Терентьева, Павла Колчина, Николая Аникина и Владимира Кузина, замечательная наша лыжница Любовь Козырева. Были в нашей копилке и медали другого достоинства. И все-таки самым ярким по тому времени явилось выступление наших мастеров шайбы. О нем я и хочу рассказать.

Возвращаясь к тем дням, следует прежде всего подчеркнуть, что ни один из предыдущих хоккейных олимпийских турниров не собирал такого количества первоклассных команд, как турнир в Кортина д'Ампеццо. Сюда прибыли спортсмены из десяти стран. Советский Союз, Швецию и Чехословакию представляли сборные команды, Канаду — обладатель Кубка Аллана 1955 года клуб «Китченер Ватерлоо Датчмен», США — сильнейшая в истории страны сборная любительская команда. Кроме них, в борьбу вступили сборные ФРГ, Италии, Австрии, Польши и Швейцарии.

Я хочу напомнить события, предшествовавшие Олимпиаде. В 1954 году сборная СССР по хоккею с шайбой дебютировала на чемпионате мира и добилась сенсационной победы, в том числе над командой Канады. Исход встречи с посланцами страны кленового листа — 7:2 в нашу пользу — был воспринят, как гром среди ясного неба. Однако в следующем году (чемпионат проходил в ряде городов ФРГ) заокеанские спортсмены взяли реванш и тоже с весьма убедительным счетом — 5:0.

После этого многие западные обозреватели стали писать, что победа сборной СССР в Стокгольме была едва ли не случайной, что преимущество по-прежнему на стороне представителей родины хоккея.

В своем превосходстве были уверены и сами канадцы. Помню, тогда мы впервые познакомились с тренером их команды, впоследствии всемирно знаменитым патэром Вобом Бауэром, В. беседе с журналистами он сказал:

— Посмотрите на список олимпийских чемпионов по хоккею. За плечами уже шесть турниров и все они выиграны командами моей страны. Скажу вам откровенно, мы не собираемся нарушать этой приятной традиции. Русские, безусловно, сильны, но мы — сильнее.

Совершенно очевидно, что наши спортсмены и тренеры были иного мнения на этот счет. Принципиальный, имеющий огромное значение спор как раз и должен был решиться на ледяном стадионе Кортина д’Ампеццо.

Но, разумеется, не только Канада и СССР претендовали на высокие места. Специалисты считали, что реальные шансы повести борьбу за награды высшей пробы имеют команды США, Чехословакии, Швеции. Как показал в дальнейшем ход турнира, эти прогнозы имели под собой реальную почву.

Игры в тот раз проводились в два этапа: вначале в трех подгруппах (подгруппа «А» — Канада, ФРГ, Италия, Австрия; подгруппа «Б» — Чехословакия, США, Польша; подгруппа «В» — СССР, Швеция, Швейцария). По две лучшие команды на втором этапе турнира оспаривали с первого по шестое место.

У меня нет возможности рассказывать о ходе олимпийского турнира от «А» до «Я», хотя должен сказать, что уже на предварительном этапе мы увидели немало очень интересных, по-настоящему захватывающих встреч.

В, финал вышли Канада, Чехословакия, СССР, США, Швеция и ФРГ. Здесь результаты предварительных игр не засчитывались, таким образом все как бы начиналось сначала, хотя мы уже имели в своем активе победу над сборной Швеции (5:1), а хоккеисты Чехословакии — над американскими спортсменами (4:3).

Финальные игры начались 30 января. Все они проходили при переполненных трибунах. В первом туре наибольший интерес вызвал матч Канада — Чехословакия. Сначала он проходил с игровым и реальным преимуществом европейцев, но затем спортсмены из-за океана перехватили инициативу и победили довольно уверенно — 6:3. После этого пресса стала еще больше возвеличивать их как бесспорных фаворитов.

Нелегкая задача выпала на старте сборной СССР: шведы, проигравшие нам на предварительном этапе, отчаянно стремились отыграться. Счет все же открыли мы: на шестой минуте прекрасным броском Алексей Гурышев забросил первую шайбу. Но к концу первого периода хоккеисты «Тре крунур» уравняли результат — 1:1. Все же точные броски Виктора Шувалова, Всеволода Боброва и снова Алексея Гурышева принесли и на этот раз нам весьма убедительную. победу — 4:1. В дальнейшем, наращивая мощь своих выступлений, наши ребята одерживали победу за победой — над сборной США (4:0), Чехословакии (7:4), ФРГ (8:0).

По-иному шли к решающему матчу канадцы. Во втором туре, проявив явное пренебрежение к сопернику, они проиграли очень сильной сборной США — 1:4. В последующем они выиграли у сборной Швеции (6:2), разгромили команду ФРГ (10:0).

Таким образом, перед последним туром сборная СССР имела восемь очков из восьми возможных при балансе забитых и пропущенных шайб 23:5, сборные США (17:8) и Канады (23:9) — по 6 очков.

Следовательно, положение нашей команды уже на этом этапе было явно предпочтительнее: не только ничья в матче с Канадой, но даже поражение с разницей в одну - две шайбы обеспечивали ей успех. Ибо, по положению, при равенстве очков у двух или нескольких команд, победитель данного олимпийского турнира определялся по лучшей разнице забитых и пропущенных шайб.

Все складывалось вроде бы хорошо. И все-таки исход матча Канада — СССР имел огромное, я бы сказал, исключительно принципиальное значение. Тем более, что заокеанские спортсмены, их руководители и болельщики единодушно утверждали, что им под силу выиграть у нас с любым счетом.

В ту пору мне довелось побывать в гостях у команды. Запомнился плакат, висевший в холле: «Нам нужна только победа!»

Победа! О ней говорили и на открытом партийно-комсомольском собрании, и на установках, которые давал ребятам старший тренер сборной Аркадий Иванович Чернышев.

Правда, особо хочу подчеркнуть, что боевой настрой советских хоккеистов и их наставников никак не был похож на шапкозакидательство. Обстановка в команде характеризовалась глубоким уважением к сопернику и пониманием его реальных возможностей.

— Желание реванша, жажда поддержать свой авторитет может удвоить силы канадцев,— постоянно напоминал своим подопечным Аркадий Иванович.

Так оно и вышло. Спортивной журналистикой я занимаюсь вот уже более тридцати лет, смотрел многие хоккейные и иные матчи, но такого яростного, такого непрекращающегося штурма, который повели канадцы в первом периоде — я ни до этого, ни после, признаюсь, не видел никогда. Достаточно сказать, что за двадцать минут игроки «Китченер Датчмен» произвели по нашим воротам 23 броска! Мы же ответили лишь пятью.

В, это время героически вела себя вся наша команда. Не только защитники, но и форварды нередко ложились под шайбы, чтобы спасти положение. Выше всяких похвал играл наш вратарь Николай Пучков. Он буквально творил чудеса, о чем на следующий день с восторгом писала вся итальянская пресса, а также газеты Швеции, Чехословакии, ФРГ.

После перерыва заокеанские спортсмены попытались продолжить штурм, провели еще несколько очень опасных атак, но по всему чувствовалось, что они устали. И тогда, подчиняясь заранее продуманному плану, стали наращивать скорость наши нападающие.

Канадцам становилось все труднее сдерживать их натиск. Шла седьмая минута второго периода. На поле вышла «скоростная» динамовская тройка — Крылов — Уваров — Кузин. Получив шайбу в углу площадки, Крылов почти с линии ворот резким броском забрасывает шайбу в ворота канадцев мимо выдвинувшегося чуть вперед их вратаря Вудэлла. На трибунах творится что-то невероятное: овации, крики радости наших болельщиков, вздох разочарования у туристов из США и Канады.

Разъяренные неудачей, соперники вновь — начинают штурм. Наши защитники и вратарь опять показывают высший класс и вызывают бурю восторгов на трибунах. Счет не меняется. Перерыв.

И тут канадцы идут на сомнительную уловку: под предлогом, что лед стал мягким (Ледовый стадион был оборудован под открытым небом), они потребовали залить его заново. Тридцать минут вынужденной передышки должны были, по их мнению, вернуть им силы и бодрость.

Но первая же минута заключительного периода повергла в прах надежды канадских хоккеистов. После сильнейшего броска Кузина счет стал 2:0! Он не изменился до конца матча.

Победа наших спортсменов была очень высоко оценена всеми. На пресс-конференции тренер канадцев Боб Бауэр сказал:

— Мы, конечно, ужасно разочарованы результатом игры, но ничего не поделаешь. Советская команда — великолепна. Она — достойный олимпийский чемпион.

Шведская газета «Ню даг» писала в те дни:

«Шесть олимпиад побеждали канадцы, теперь им пришлось уступить более сильному. Золотые медали советских хоккеистов означают триумф европейской школы хоккея: они показали красивую, коллективную игру и умелое контролирование шайбы в противовес грубым методам канадцев».

А вот мнение тренера олимпийской хоккейной команды США Мариуччи:

«Русские по праву заслужили золотую олимпийскую медаль. У них замечательная команда. Она как бы предвещает великие успехи советского хоккея в будущем».

Я невольно сконцентрировал ваше внимание на матче СССР — Канада, ибо он заключал соревнование и был всеми признан, как решающий. Отчасти, вероятно, из-за того, что авторитет канадцев был тогда исключительно высок.

Но теперь хочу подчеркнуть, что наша дружина провела на очень высоком уровне весь олимпийский турнир. Она выиграла все без исключения матчи и предварительного и финального этапа с исключительно выразительным соотношением забитых и пропущенных шайб — 40:9 (в финале — 25:5) После этого все без исключения специалисты вынуждены были признать, что сборная СССР — команда без слабых мест, команда выдающегося мастерства. «Она провозгласила новую эру в олимпийском хоккее»,— писал канадский журналист Франсуа Жильбер.

К этим словам можно лишь добавить, что сборная СССР того образца могла демонстрировать на протяжении одного матча самую разнообразную игру. Это обеспечивалось прекрасным подбором исполнителей. Каждая тройка нападения — армейская, динамовская, «Крыльев Советов» — имела свой, присущий только ей игровой почерк. И это, безусловно, осложняло задач противоборствующих команд.

Да, то поколение наших мастеров совершило большой и яркий подвиг. Его усилиями в Стокгольме и Кортина д'Ампеццо была снята печать «непобедимости» с канадцев и утверждена слава нашего спорта.

Мне остается напомнить имена тех гвардейцев нашего хоккея, которые совершили это. Вратари Николай Пучков и Григорий Мкртчан, защитники Николай Сологубов (он был провозглашен в Кортина д'Ампеццо лучшим защитником турнира), Иван Трегубов, Генрих Сидоренков, Дмитрий Уколов, нападающие Альфред Кучевский, Евгений Бабич, Виктор Шувалов, Всеволод Бобров, Юрий Крылов, Александр Уваров, Валентин Кузин, Юрий Пантюхов, Алексей Гурышев, Николай Хлыстов, Виктор Никифоров.

С тех пор прошло уже тридцать три года. В Инсбруке, Гренобле, Саппоро, снова в Инсбруке последующие поколения советских хоккеистов повторили олимпийский успех старой гвардии. Сегодня их пример зовет на подвиг олимпийцев восьмидесятого!