Дата и время

Глава из книги журналиста международника Владимира Николаева - "Пять колец дружбы".

Владимир Николаев
из книги "Пять колец дружбы"


ОЛИМПИЙСКАЯ КЛЯТВА

Владимир Николаев
Книга Владимира Николаева

Поздней ночью, когда заканчиваются последние сеансы в кинотеатрах Кортина д’Ампецио, когда закрываются бары и замолкают джазы в ресторанах отелей, на улицах остаются только те, кто работает за кулисами этого всемирного зимнего праздника.

В последнюю ночь накануне открытия игр они были заняты довольно странным делом: везли к центру города с окраин снег и делали из него дорожку, идущую к Ледяному стадиону. Тысячи пешеходов и автомашин не оставили ни снежинки на главной улице городка, а дорожка из снега была необходима: по ней через несколько часов лыжник должен был пронести олимпийский факел до Ледяного стадиона.

На Олимпийских играх немало символических традиций. Они придают им торжественность, особую приподнятость. Олимпийский огонь — одна из таких традиций. Символический факел, прежде чем попасть на проходящую через Кортина снежную дорожку, был в пути уже несколько дней. Его зажгли в римском Капитолии. Едва вспыхнул огонь, как в небо взлетели тысячи голубей, и факел начал традиционную эстафету. По воздуху и по воде, по шоссе и лыжне факел день за днем продвигался все дальше и дальше на север Италии. Его несли самые популярные итальянские спортсмены. Факел передавали из рук в руки олимпийский чемпион 1952 года легкоатлет Д. Дордони, победитель Олимпийских игр 1936 года А. Гуарнери, чемпион Европы метатель А. Консолини и другие. В Венецию факел был доставлен на самолете. Через Венецию он двигался по воде, а потом по суше.

Игры 1956

Вид Кортина д'Ампеццо с рекламой игр

Вечером 25 января отблески олимпийского огня заиграли на скалистых вершинах Доломитовых Альп, окруживших со всех сторон Кортина. Факел был передан офицеру альпийского батальона, и он на лыжах доставил его на одну из вершин. Здесь факел всю ночь охраняли двадцать альпийских стрелков.

Наконец утром 26 января, в день открытия УП зимних Олимпийских игр, факел был пронесен через весь город по снежной дорожке до ворот Ледяного стадиона чемпионом мира и победителем Олимпийских игр по скоростному спуску Зено Коло.

А пока лыжник с факелом приближался к стадиону через людской коридор, вытянувшийся вдоль всего его пути, туристы, спортсмены, журналисты заполняли трибуны Ледяного стадиона.

В Кортина и другие близлежащие городки и селения ко дню открытия игр съехались десятки тысяч спортсменов и любителей спорта. На одном только Ледяном стадионе количество мест в два раза превышало численность населения всего городка. Но, несмотря на такое скопление людей, и автомобилей, не было ни малейшего признака сутолоки, толчеи, неразберихи.

С первого дня игр до последнего здесь царила атмосфера праздничности, приподнятости, во всем сказывалась уверенная рука организаторов игр.

Зено Коло

Зено Коло с факелом игр

Сотни указателей помогают найти дорогу к месту соревнований. До торжественного открытия игр оставались считанные минуты, но уже явственно ощущался, словно ход часов, тот четкий олимпийский ритм, в котором были проведены все соревнования. В этот ритм включался каждый направляющийся к Ледяному стадиону.

Еще издалека зрители могли увидеть понятные каждому указатели. Достаточно было взглянуть на эти указатели и на свой билет, на обратной стороне которого был изображен план стадиона, чтобы быстро и безошибочно разыскать нужный вход, а потом и свое место.

Многотысячная толпа, выливаясь на площадь перед стадионом, растекалась ручейками по всему его гигантскому полукругу. Контролеры спокойно стояли у калиток и, отрывая корешок билета, неизменно говорили каждому «грацие» — «спасибо». Несколько полицейских на площади утруждали себя лишь тем, что указывали все подъезжавшим и подъезжавшим машинам их место в ровных рядах.

Уверенно двигались в толпе на свои места фото и кинорепортеры, журналисты, радиокомментаторы. Накануне все они, так же как и. участники игр, тренеры, переводчики, шоферы и т. п., получили особые нагрудные значки — своеобразные пропуска на все виды соревнований. Наши журналисты с улыбкой разглядывали эти значки, пытаясь постичь всю их своеобразную и сложную, на первый взгляд, градацию. А будет ли толк от них, или они окажутся просто сувенирами?

Утром 26 января все получили ясный ответ на этот вопрос. Значки вели каждого туда, куда ему было положено. К работникам прессы, кино и радио было проявлено большое, я бы сказал, исключительное внимание.

Это чувствовалось во всем с первого же дня игр. На Ледяном стадионе на все время игр для прессы и радио был отведен весь четвертый ярус. Здесь отдельные, хорошо оборудованные кабинки для радиокомментаторов, вдоль откидных сидений устроены небольшие полочки, чтобы удобно было делать записи, над местами установлены специальные тепловые батарейки, пригодившиеся особенно во второй половине игр, когда в Доломитовые Альпы пришли морозы.

С четвертого, журналистского, яруса хорошо виден весь стадион. Это, пожалуй, самое замечательное спортивное сооружение в Кортина. В день открытия он выглядел особенно торжественно и нарядно. Погода благоприятствовала началу игр. С утра был солнечный безветренный день с легким бодрящим морозцем. Ледяные поля стадиона ослепительно сверкали своей ровной поверхностью, на которой еще не было ни единой царапины. А над ними гигантской буквой «С» поднимались крытые трибуны Ледяного стадиона, этого сооружения из бетона и дерева, радующего глаз изяществом и четкостью своих линий.

Ледовый стадион

Ледовый стадион готов к открытию игр

С трибун стадиона открывается панорама всего Кортина с остроконечной башней городского собора в центре. С трех других сторон стадион обрамлен скалистыми горами, и когда смотришь на Ледяной стадион издалека, с одной из ближайших вершин, понимаешь, сколь умелой и искусной рукой воздвигнут он именно там, где ему и надлежит быть. Лучшего места для него не придумать!

Всю открытую часть стадиона, обращенную в сторону города, занимают флаги тридцати двух государств, участвующих в играх. Слева от них на самом высоком флагштоке флага пока еще нет. Здесь будет поднят флаг VII зимних Олимпийских игр.

Близится торжественный момент открытия игр. В центральной ложе второго яруса появляется президент Итальянской республики Гронки. Фанфаристы в красочных старинных костюмах, выстроившись у флагштоков с национальными флагами, возвещают о начале торжественной церемонии. Оркестр играет итальянский гимн. Над горными вершинами взлетают в небо цветные дымовые ракеты. Под звуки олимпийского марша на стадион выходят двадцать четыре молодых итальянских спортсмена с белыми олимпийскими знаменами. Они идут по ковровой дорожке, проложенной по краям ледяного поля. Начинается парад участников. Его по традиции открывает делегация Греции, родины Олимпийских игр. Стадион горячо приветствует появление каждой новой делегации — и таких больших, как США, СССР, Италии, и таких, как делегация Ливана из восьми человек. А в самой маленькой делегации, представляющей далекую Боливию, всего лишь один человек.

Делегации выстраиваются вдоль трибун, ливанцы в белых пальто с черными меховыми воротниками; большой прямоугольник стального цвета — это австрийцы; в голубых куртках и пыжиковых шапках стоят советские спортсмены; привлекают внимание спортсмены США: на них белые меховые пальто и ярко-красные большие бархатные шапки; в темно-синих костюмах и белых шапочках — члены шведской делегации.

Арена в Кортина д'Ампеццо

Открытие VII зимних Олимпийских игр

Президент Международного олимпийского комитета Эйвери Брендедж поднимается на трибуну, установленную на ледяном поле стадиона. Он приветствует спортсменов и предоставляет право открыть VII зимние Олимпийские игры президенту Итальянской республики Гронки.

— Я провозглашаю открытыми седьмые зимние Олимпийские игры — начало шестнадцатой олимпиады современной эры, — произносит президент.

Под троекратный залп торжественного салюта над стадионом поднимается белый олимпийский флаг с пятью переплетенными кольцами. В это время у входа на стадион горнолыжник Зено Коло вручает олимпийский факел чемпиону Италии по скоростному бегу на коньках Гвидо Кароли, и тот под аплодисменты и приветственный гул всего стадиона выезжает на ледяное поле и катится вдоль трибун, подняв горящий факел над головой.

Легки и изящны движения чемпиона Италии. Он уверенно скользит по льду, повернув голову в сторону президентской ложи. Ярко горит пламя факела.

И тут происходит досадная случайность. Через все ледяное поле радистами был протянут провод, и об этом, очевидно, забыли предупредить Кароли. Прямо перед ложей президента он споткнулся о провод и упал. У всех присутствующих замерло сердце. Неужели факел, который был пронесен через всю страну именно здесь, на стадионе, упав на лед, погаснет!?

Участники игр

Делегации стран участниц игр

Стадион замер, но Кароли не растерялся. Даже в неожиданном стремительном падении он сумел, подхватить выпавший было у него из рук факел, и не дал ему погаснуть.

Впрочем, нашелся на стадионе и еще один человек, проявивший своеобразную находчивость и самообладание. Это был фотокорреспондент Ассошиэйтед Пресс и Юнайтед Пресс. Он успел запечатлеть на пленку момент падения Кароли и тут же поспешил сообщить стоявшим рядом другим фотокорреспондентам: «Денежки в кармане!» И действительно, на следующий день, 27 января, в европейском издании газеты «Нью-Йорк геральд трибюн» можно было увидеть большой снимок, на котором Гвидо Кароли в самой нелепой позе падает на лед.

Кароли взошел на постамент, где установлена чаша со светильником. В торжественной тишине он поднес факел к светильнику, и тут же ярко вспыхнул олимпийский огонь, который затем горел беспрерывно до самого момента закрытия игр. Минута торжественной тишины, и над стадионом раздаются величавые звуки олимпийского гимна.

Тридцать два знаменосца от всех делегаций выходят в центр ледяного поля и выстраиваются полукругом у трибуны, на которую поднимается чемпионка Италии, призер VII зимних Олимпийских игр Джулиана Кеналь Минуццо. От имени всех участников она произносит слова олимпийской клятвы:

«Мы клянемся участвовать в Олимпийских играх, честно соревнуясь между собой, уважая правила этих игр, желая благородно состязаться во славу спорта, во имя чести наших стран».

В знак принятия клятвы тридцать два знаменосца склоняют свои знамена.

«МОСКВА, ДАВАЙ!»

В канун Олимпийских игр со страниц многих иностранных газет не сходили имена спортсменов и названия спортивных команд, но русские имена и названия отнюдь не преобладали, как это стало после Олимпийских игр. Почти все предолимпийские газетные статьи состояли из прогнозов. И в этом отношений особенно повезло хоккеистам.

Например, в английской газете «Айс хоккей уорлд энд айс скейтинг ревю» 28 января почти все двенадцать полос посвящены хоккею на олимпиаде.

«Все смотрят на Канаду!» — такими словами, набранными крупным шрифтом на всю полосу, открывается первая страница этой газеты. И тут же несколько фотографий канадских игроков в полной спортивной форме. На другой странице мы видим одно слово «Канада!», набранное еще более крупным шрифтом.

И под ним снова фотография, на сей раз целиком всей команды «Китченер датчмен». Перед перечнем игроков, данным под фотографией, написано, что эта - «команда, выигравшая в 1955 году кубок Аллана (самый заветный трофей у хоккеистов Канады. — В. Н.), является за последние 34 года сильнейшей из всех команд, когда-либо защищавших честь Канады».

В статье, озаглавленной «Чтобы бить их, надо знать их», говорится: «Русские, чехи и шведы давно пришли к заключению, что они никогда не сравняются с канадскими хоккеистами, если не разгадают, в чем их сила».

Предсказания многочисленных европейских тренеров и хоккеистов, опубликованные в газете, также сводятся к одному — победит Канада: «Я не думаю, чтобы русские на самом деле могли победить Канаду» (Лабросс, тренер, Франция); «Я не могу поверить, что какая-нибудь команда на олимпиаде сумеет побить канадцев» (Кевли, тренер, Англия); «Канада выиграет у России с преимуществом в четыре шайбы» (Файф, тренер, Швейцария) и т. д.

Даже в тех прогнозах, в которых отдавалось должное нашей команде, первое место все же отводилось канадским хоккеистам. Так, швейцарская газета «Спорт» распределяла первые три места следующим образом: первое — Канада, второе — СССР, третье — Чехословакия.

Французская газета «Экип» писала: «Советские хоккеисты в великолепной форме... И всё же канадцы должны выиграть у них».

Наконец наступило время, после которого гейзер прогнозов, казавшийся неистощимым, сначала ослабел, а потом и вовсе затих: начались соревнования.

Это был редчайший хоккейный турнир. На нем одновременно разыгрывалось почетное звание чемпиона Олимпийских игр, чемпиона мира и Европы. Соревнования проходили в два этапа: предварительные состязания и финальные игры. Перед жеребьевкой для предварительных соревнований из общего числа участников — десяти команд — были выделены три призера прошлогоднего чемпионата мира: Канада, СССР и Чехословакия. Это было сделано для того, чтобы они не попали в одну подгруппу в ходе предварительных соревнований. А таких подгрупп было создано три.

В первую подгруппу вошли Канада, Италия, Австрия и Германия, во вторую подгруппу — Чехословакия, США и Польша, в третью — СССР, Швеция и Швейцария.

Одной из наиболее интересных предварительных игр была встреча Швеция — СССР. Это было первое выступление советских хоккеистов на олимпиаде. Вначале игра у наших хоккеистов никак не ладится. Они стараются изо всех сил, но как раз из-за чрезмерного старания их движения скованы, излишне суетливы, в них нет легкости, размаха, красоты. И вот результат: на тринадцатой минуте наш вратарь Пучков неожиданно пропускает шайбу, брошенную издалека шведским защитником Бьерном.

Был такой момент, когда шведы остались без одного игрока, удаленного на две минуты, потом они играют с минуту уже без двух игроков, но нашим хоккеистам не удается использовать своего численного преимущества. Перелом в игре наступает, как это часто бывает во время спортивных соревнований, совсем неожиданно. Двое наших игроков один за другим удаляются на две минуты, и шведы продолжают игру против нас с численным перевесом, то есть играют вшестером против наших четырех игроков. И вот в этот критический момент у наших хоккеистов сразу исчезает суетливость, напряженность. Они начинают играть стремительно, легко и в то же время хладнокровно.

Шайба почти все время у наших хоккеистов, и шведы, несмотря на численное преимущество, ничего не могут сделать. А у наших сейчас одна задача: продержаться до выхода на лед двух своих товарищей, выбывших из игры на две минуты. Стадион аплодирует советским хоккеистам, которые упорно держат шайбу у себя. И вот уже снова все наши хоккеисты на льду.

Теперь только что наладившаяся их игра все улучшается и улучшается. Взяв себя в руки в трудный, критический момент, советские хоккеисты уже больше не теряют своей обретенной привычной формы и с каждой минутой усиливают наступление на шведские ворота. Наконец Бабич забрасывает первую шайбу. Счет — 1:1. Вскоре басистый сигнал сирены возвещает о конце первого периода. Второй период советская команда начинает спокойно и уверенно, и вскоре тот же Бабич забрасывает вторую шайбу, а Бобров — третью. И, наконец, в третьем периоде Кузин дважды заставляет шведского вратаря вынуть шайбу из сетки ворот.

Так, неудачно начав свою первую олимпийскую встречу, наши хоккеисты, разыгравшись, продемонстрировали высокий класс игры. И, эта первая игра оказалась для них весьма характерной. Еще ни в одной олимпийской встрече они заставят в начале игры поволноваться советских туристов-болельщиков, которые, затаив дыхание, сидят здесь и, пытаясь поддержать своих любимцев, хором скандируют: «Мо-сква, да-вай! Мо-сква, да-вай!»

Во время этой встречи шведские болельщики оказались рядом с нами. Они с исключительным энтузиазмом поддерживали начавшееся было в первом периоде наступление шведских хоккеистов. В конце же встречи шведы лишь один раз снова попытались дружными криками поддержать своих игроков, и как раз в тот же самый момент наши забросили в ворота шведов еще одну очередную шайбу. Шведские болельщики сразу смолкли. И в наступившей тишине девушка-англичанка, стоявшая рядом, наклонилась в сторону шведов, развела руками и сказала, растягивая слоги, по-русски: «Мо-сква, да-ва-ай!..» И тут, рассмеялись не только мы, но даже и огорченные явным уже поражением своей команды шведы. Так девиз «Москва, давай!» получил всеобщее признание. Потом советские болельщики скандировали еще: «Мо-лод-цы!», «Еще! Е-ще!», «Е-ще шту-ку!», но самый первый — «Москва, давай!» — был наиболее популярным.

Из других предварительных игр обратила на себя внимание встреча между командами Канады и Австрии. Накануне австрийцы добились ничейного результата с сильной командой Италии. И вот эта вовсе не плохая австрийская команда проигрывает канадцам с астрономическим счетом 0:23! С новой силой газеты трубят о непременной победе канадцев на олимпиаде.

Наконец еще одна предварительная игра, США — Чехословакия, заставляет насторожиться опытных хоккейных болельщиков. В бесчисленном множестве предолимпийских прогнозов команду Чехословакии считали сильнейшей после канадцев, а о команде США никто, кроме ее собственного тренера, всерьез не говорил. Над полными оптимизма высказываниями американского тренера специалисты и газеты только посмеивались. Вопреки ожиданиям игра между командами США и Чехословакии проходит исключительно напряженно, и чехи добиваются нелегкой победы, забросив решающую шайбу за две минуты до конца игры. Счет —4:3 в пользу команды Чехословакии.

В целом же в предварительных играх никаких неожиданностей не произошло, в финал вышли шесть сильнейших команд: Канада, Германия, Чехословакия, США, СССР и Швеция.

Финальные игры хоккеистов были, бесспорно, центральным событием олимпиады. Среди всех этих встреч были игры, каждая из которых приобретала особенно принципиальный характер, имела решающее значение.

Одной из них оказалась встреча первого дня финальных соревнований между командами Канады и Чехословакии. Как показали дальнейшие события, именно эта игра оказалась роковой для хоккеистов Чехословакии.

Встреча двух команд, которым многие предсказывали первые два места на олимпиаде, не обманула надежд зрителей, до отказа заполнивших Ледяной стадион. Это был большой хоккей! Чехословацкие спортсмены начинают встречу настоящим ураганным вихрем атак. Надо отдать должное канадцам: несмотря на такой натиск, они играют хладнокровно и уверенно, используют для контратаки каждый удобный момент.

Стремительности чехов они противопоставляют стойкость и высокую технику. И, тем не менее чувствуется, что шайба вот-вот влетит в ворота канадцев. На льду самая быстрая тройка нападения чехов: Зденек Наврат, Франтишек Ванек, Богумил Прошек. Вот Прошек выходит один на один с канадским вратарем Бродером, и тот едва успевает отбить шайбу из угла своих ворот. На пятнадцатой минуте Наврат на высокой скорости проходит к воротам канадцев, делает обманное движение, и точно брошенная шайба влетает в угол ворот. На последних минутах первого периода стремительный темп, предложенный чехами, немного ослабевает, и тут же, за минуту до перерыва, канадские хоккеисты забивают ответный гол.

Второй период начинается неудачно для чехословацких спортсменов: с поля на две минуты удаляется Властимил Бубник. Но натиск чехов по-прежнему настолько силен и стремителен, что они (воспользовавшись тактической ошибкой канадцев, которые, получив численное преимущество, слишком увлеклись атакой и забыли об обороне), добиваются нового успеха: тот же Наврат, получив передачу от Вацлава Бубника, оторвался от канадских защитников, обманным движением озадачил вратаря и забил второй гол. 2:1 — ведут чехословацкие хоккеисты. Стадион бурно приветствует их успех.

Но что это? Словно мимолетная майская гроза, атаки чехов быстро стихают. Мало того. Все чаще и чаще один, а то и сразу два канадца неожиданно вырастают в двух-трех метрах от чехословацких ворот; затем следует молниеносная передача к ним с края, и шайба пулей летит в ворота. Именно так на 7-й минуте второго периода канадцы снова сравнивают счет.

И тут же в ворота чехов влетает третья шайба, а еще через несколько минут — четвертая. 4:2 — ведут канадцы. В этой борьбе примерно равных сил побеждает выдержка, хладнокровие и стойкость. Перед самым перерывом чехи предпринимают последнюю отчаянную попытку отыграться и забрасывают одну шайбу в ворота канадцев. В третьем периоде канадская команда, словно опытный бегун, точно рассчитавший свои силы до самого финиша, наращивает темп, а чехи выглядят явно усталыми. И на последней двадцатиминутке канадцы еще дважды добиваются успеха. Счет — 6:3. Первая победа канадцев в финале, и первое поражение чехов.

Для чехов такое неудачное начало оказалось непоправимой бедой. На следующий день они встретились с хоккеистами Швеции и, ко всеобщему удивлению, проиграли с разгромным счетом —0:5! В этой игре чехословацкую команду словно подменили. Она играла вяло, игроки то и дело допускали грубейшие ошибки. Было видно, что вчерашнее поражение в игре с канадцами морально надломило их. И теперь с особой очевидностью стало ясно, что олимпийский турнир шести сильнейших команд требует не только отличной техники, высокой скорости и силы, но требует также выдержки, крепких нервов, большой силы воли.

Следующая встреча у чехословацких хоккеистов была с нашей командой. Несмотря на два предыдущих поражения чехов, зрители снова заполнили все места на трибунах Ледяного стадиона. Многие считали, что чехи не допустят третьего проигрыша подряд и будут добиваться победы во что бы то ни стало. Но, как это часто случалось на олимпиаде, прогнозы не оправдались. Уже к исходу второго периода счет был 5:1 в нашу пользу.

Советские хоккеисты, хорошо поработав в двух первых периодах, в третьем несколько сбавили темп игры, ослабили свой натиск и в итоге победили со счетом 7:4. Некоторые болельщики и корреспонденты советских газет упрекали наших хоккеистов за их игру в третьем периоде этой встречи. Но с этими упреками вряд ли можно согласиться. Уже после окончания олимпийских игр австрийская газета «Вельт ам монтаг» писала: «Русские применили в состязаниях в Кортина своеобразную тактику: В первых встречах их команда играла только вполсилы и с более слабыми противниками довольствовалась относительно скромными победами. Тем самым она создала, с одной стороны, у своих противников иллюзию своей слабости, а с другой — берегла силы перед трудными матчами финала. Тактика себя оправдала. Уже во время игры с США русские совершенно преобразились и, наконец, показали то, на что они способны. В субботу в решающей встрече против Канады было точно так же».

Пожалуй, австрийская газета была права. Так, например, еще в одной встрече финала наши хоккеисты, сломив стойкую защиту хоккеистов Германии, забросили во втором периоде в их ворота в течение десяти минут семь шайб! Исход игры сразу был решен. Очевидно, поэтому наши хоккеисты, экономя силы для предстоящих встреч, за все оставшееся время игры забили лишь один гол, выиграв встречу со счетом 8:0.

Возможно, что именно в этой игре они могли бы пойти по стопам канадцев, забросивших рекордное на олимпиаде количество шайб в ворота австрийцев. Но наши хоккеисты не пошли на это. И правильно сделали. На пути к победе у них еще были грозные противники — команды Канады и США.

Да, именно и США! Теперь, в разгар олимпийского хоккейного турнира, никто больше не сомневался в силе американской команды, а оптимистические заявления ее тренера выслушивались уже не с иронической усмешкой, а с уважением и вниманием: американцы действительно сумели подготовить очень сильную команду. И, пожалуй, одна из причин их успеха состоит в том, что на этот раз они отказались от того грубого стиля игры, который в прошлом был обычным для американских команд. На Ледяном стадионе в Кортина все увидели первоклассный, в полном смысле этого слова, спортивный коллектив, обладавший исключительной волей к победе. Проиграв в предварительной игре чехам со счетом 3:4, американцы не пали духом и во всех играх финала, за исключением встречи с советскими хоккеистами, добились убедительных и красивых побед.

Вероятно, лишь считанные единицы из многочисленных болельщиков, собравшихся на встречу – США - Канада, были уверены в победе американских хоккеистов. Зато сами американские хоккеисты были уверены в этой победе. Их уверенность сразу почувствовали все зрители, заполнившие в тот вечер Ледяной стадион.

С первых же секунд американские хоккеисты бросаются в атаку и, в отличие от чехов, не выдержавших своего же быстрого темпа в игре с Канадой, играют на предельно высокой скорости всю игру, до последней секунды. Молодость и хорошая физическая подготовка позволяют американским хоккеистам вести игру в очень быстром темпе.

Уже на второй минуте американский нападающий Мейасич забрасывает в ворота канадцев первую шайбу. В неописуемом восторге кричат и завывают американские болельщики. «Эй, эй, эй!» — кричат собравшиеся на втором ярусе вокруг своего национального флага канадцы, подбадривая этим криком своих хоккеистов.

Но крики канадских болельщиков не помогают. Американцы продолжают штурм канадских ворот. Стадион бурно реагирует на все, что происходит на поле, и дружно подбадривает американцев. На их стороне сегодня все симпатии. Они завоевали их своей быстрой, напористой игрой.

Из всех финальных игр эта встреча была, пожалуй самой шумной. Стадион непрерывно гудит, в острые моменты гул перерастает в рев. И как тут не кричать! Непобедимых прославленных канадцев явно переигрывают молодые, никому не известные американские спортсмены. К середине первого периода игра выравнивается, канадцы то и дело опасно контратакуют, американцы также используют любую возможность для начала новой атаки. И перед самым концом первого периода все тот же Мейасич под восторженный рев зрителей забрасывает в ворота канадцев вторую шайбу.

Перерыв. Команды покидают поле и уходят в раздевалку. Обычно в перерыв многие зрители бегут к стойкам с винами, горячим грогом и кофе, но сегодня туда никто не спешит. Все остаются на своих местах и обсуждают игру.

— Сенсация! Небывалая сенсация! — шумят на трибунах.

— Нет, каковы американцы! Какие молодцы!

— Канадцы пока не разыгрались. Они себя еще покажут.

— Канадцы все равно побьют их.

— Обязательно побьют.

— Американцев не хватит. Выдохнутся!..

Споры на трибунах затягиваются. Положенный срок перерыва уже истек, но команды и судьи почему-то не выходят на лед. Рабочие, обслуживающие хоккейное поле, как это и положено, за десять минут расчистили лед, приготовив его ко второму периоду. Но дальше происходит уже что-то странное. Рабочие начинают заливать лед. Всегда здесь это делалось в перерыве между первой и второй вечерней игрой и никогда — в перерыве между периодами одной и той же игры. Да и немудрено. Ведь точный срок перерыва между периодами — одно из правил игры. К тому же зеркальный лед стадиона вовсе не требовал заливки. Пока зрители на трибунах недоумевали, рабочие продолжали свое дело. Перерыв растянулся на 30 минут! Наконец игроки обеих команд выехали на ослепительно сверкавший в лучах прожекторов лед, чтобы начать второй период игры.

В чем же все-таки дело? Почему именно сейчас после того как первый период встречи США — Канада закончился со счетом 2:0 в пользу американцев, понадобилось заливать ледяное поле? Возможно, болельщики и до сего дня терялись бы в догадках, если бы точно такой же случай не повторился вскоре снова, во время решающей встречи хоккейного турнира СССР — Канада. После второго периода счет был 1:0 в пользу советских хоккеистов, то есть положение было такое же, как и во встрече США — Канада: канадцы снова проигрывали. И вот в перерыве между вторым и третьим периодами снова была устроена заливка льда, и перерыв растянулся на тридцать минут. Когда вспоминаешь эти факты, то невольно усматриваешь известную закономерность, которая, впрочем, все же не повлияла на исход встреч США — Канада и СССР — Канада.

Итак, пошел второй период одной из интереснейших игр хоккейного турнира, встречи США — Канада. Теперь в основном атакуют канадцы. Они пытаются отыграться. В середине второго периода им удается забросить шайбу в ворота американцев. Но большего канадцы сделать не могут. Американский вратарь Дональд Ригацио играет виртуозно и несколько раз спасает свои ворота. Второй период был, пожалуй, решающим в этой игре. Канадцы сделали все, что было в их силах, а достигли немногого: им даже не удалось сравнять счет. Американцы не только выстояли, не только сдержали натиск канадцев, но и сами часто переходили в контратаки и, самое главное, сумели сохранить силы на третий период.

Последний, третий период начинается новым натиском канадцев, никак не желающих смириться с поражением. Но тут же, в самом начале периода, на четвертой минуте, один из американских защитников перехватывает шайбу у своих ворот, быстро и точно передает ее Мейасичу, герою этой встречи, а тот стремительно проходит к канадским воротам и забивает третий гол. На стадионе творится что-то невообразимое. Все вскакивают со своих мест, кричат, свистят...

И не успевают зрители успокоиться, как на восьмой минуте американские хоккеисты забрасывают четвертую шайбу. Сделал это их нападающий Уэлдон Олсон. Счет —4:1. Убедительная и заслуженная победа!

Время игры истекло. Зрители бурно приветствуют успех американских спортсменов. А они, даже не успев ответить на рукопожатия подъехавших к центру поля канадцев, бросаются к своему вратарю, целуют, обнимают его, и в конце концов получается «куча мала», в которой вратаря уже совсем не видно.

Это не просто выражение восторга. Это уже традиция. У быстрых и смелых американских хоккеистов, игра которых не может не нравиться всем настоящим любителям спорта, есть целый ряд подобных традиций. Так, перед самым началом игры все американские хоккеисты подъезжают к своему вратарю и обязательно дотрагиваются до него. После окончания игры, в случае победы, они тискают его в своих объятиях. На залитое ярким светом прожекторов ледяное поле они выходят не только со своим тренером, но и со своим священником. Всю встречу он сидит на скамейке, где отдыхают свободные от игры хоккеисты. Когда очередная группа хоккеистов приходит на эту скамейку, чтобы передохнуть после нескольких минут игры, священник помогает им поплотнее закутаться в одеяло. А когда американские хоккеисты забрасывают шайбу в ворота противника, он вскакивает со скамейки, кричит, размахивает руками, выражая свой восторг. Когда команда уходит на перерыв, он по пути в раздевалку что-то горячо говорит своим хоккеистам. В американской команде, как, впрочем, и в канадской, нет хоккеистов, выступающих под тринадцатым номером...

После встречи США — Канада стало ясно, что теперь на золотые медали победителей олимпиады и чемпионов мира претендуют три команды: Канады, США и СССР (звание чемпионов Европы наши хоккеисты завоевали еще до конца финальных соревнований, обыграв подряд все европейские команды). Правда, многие из тех, кто раньше прославлял канадскую команду, решили после ее проигрыша американцам, что она, как говорится, выбыла из игры. Итальянская газета «Газетино-сера» поместила фотографию канадской команды, всю перечеркнутую вдоль и поперек белыми линиями. Очевидно, это должно было означать, что с канадцами на олимпийском хоккейном турнире уже покончено. Но канадцы сами так не считали. Уже в следующей встрече они победили команду Германии со счетом 10:0, а затем выиграли у шведов с результатом 6:2. Таким образом, к своей последней игре в хоккейном турнире, ко встрече с командой Советского Союза, канадские хоккеисты подошли, имея лишь одно поражение от американских спортсменов. И именно с ними предстояло встретиться нашим хоккеистам накануне игры с Канадой.

Встреча США — СССР, состоявшаяся в предпоследний день финальных соревнований по хоккею, вызвала, пожалуй, не меньший интерес, чем и другая центральная встреча турнира СССР — Канада. И команда США и команда СССР подошли к своей встрече, не имея в финале ни поражений, ни ничьих. Одни убедительные победы были вписаны в турнирную таблицу против названий этих двух команд.

И вот хоккеисты СССР и США вышли на ледяное поле. Разминка. Свисток: судьи вызывают команды к центру поля. Американцы по обыкновению «колдуют» — по очереди прикасаются к своему вратарю. Наконец команды выстраиваются друг против друга. Капитаны команд Бобров и Кэмпбелл обмениваются рукопожатиями. Бобров вручает Кэмпбеллу спортивный вымпел, а тот передает ему клюшку с привязанным к ней букетом цветов. Переполненный стадион тепло приветствует обоих капитанов.

Свисток. Игра началась. Побежали стрелки больших часов, которые висят на видном для всех зрителей месте и по которым каждый может отсчитывать минуты и даже секунды игры.

С самого начала темп игры необычайно высок. Почти все замены игроков обе команды производят на ходу, не останавливая игры. Постепенно начинает ощущаться преимущество наших хоккеистов. Особенно активно действует третья тройка наших нападающих — Юрий Пантюхов, Алексей Гурышев, Николай Хлыстов, вообще хорошо проведшая все состязания. Но американцы стойко обороняются и, так же как в игре с канадцами, часто переходят в контратаки. Правда, им редко удается прорваться к нашим воротам, и они теперь часто и сильно бьют по воротам издали. Наш вратарь Николай Пучков, четко и уверенно игравший во всех встречах, умело выбирает место и хладнокровно отбивает все шайбы.

У американцев тоже надежно играет вратарь. На этот раз не Ригацио, а Виллард Айкола.

Игра идет острая, напряженная, в стремительном темпе. Но она не переходит в излишнюю резкость, грубость. От начала до конца это был честный спортивный поединок, дружеское состязание первоклассных хоккеистов. Лишь на четырнадцатой минуте первого периода с поля за нарушение правил удаляется на две минуты один из американских хоккеистов. Наши спортсмены не могут использовать численного преимущества. Первый период заканчивается со счетом 0:0.

Во втором периоде наши хоккеисты усиливают натиск, но и ответные атаки американцев тоже становятся острее. Все зрители на стадионе помнят, что именно эти неожиданные контратаки принесли американцам победу в игре с канадскими хоккеистами. На тринадцатой минуте следует первое во втором периоде нарушение правил, и с поля на две минуты удаляется один из американских хоккеистов. И тут же третья тройка наших нападающих добивается успеха: Пантюхов, пройдя по краю, сильно бьет вдоль ворот, и подоспевший Хлыстов открывает счет. 1:0 — ведет команда СССР! Во взаимных атаках проходят последние минуты второго периода. На восемнадцатой минуте Бобров выходит один на один с американским вратарем. Вот-вот он сделает свое излюбленное обманное движение перед решающим броском. Весь стадион замер. Но Бобров, добежав почти до самых американских ворот, бросает шайбу, не попытавшись обмануть вратаря, и Айкола успевает ее отбить в поле.

В третьем периоде по-прежнему чувствуется некоторое наше преимущество, но счет не меняется. В середине периода за нарушение правил удаляется на две минуты один из наших хоккеистов, но американцам не удается изменить результат. Напряжение возрастает. Еще бы! До конца игры остаются считанные минуты: семь, шесть, пять... А результат по-прежнему очень скользкий, неустойчивый — 1:0. И, несмотря на такую исключительную остроту, игра продолжает оставаться корректной, по-настоящему спортивной.

Лишь за четыре минуты до конца наступает развязка. Бабич выходит на ворота американцев и неожиданно оставляет шайбу идущему вслед за ним Боброву, тот сильным и точным броском в верхний угол ворот увеличивает счет. Стремительная и очень эффектная комбинация Бабич — Бобров была сделана блестяще и заслужила бурное одобрение болельщиков.

Этот великолепный гол, видимо, окончательно сломил сопротивление американцев. Тут же вступившая в игру третья тройка разыгрывает комбинацию, которую завершает Пантюхов. И, наконец, сменившая ее вторая тройка также добивается успеха: Кузин забрасывает в ворота американцев четвертую шайбу. Так в течение трех минут все три тройки наших нападающих забили каждая по шайбе. Это был блестящий финал очень интересной и напряженной встречи.

После финального свистка судьи все американцы пожимают руки нашим хоккеистам, поздравляя их с заслуженной победой.

Встреча США — СССР, одна из самых напряженных в хоккейном турнире, была еще одной яркой демонстрацией того духа дружбы и честного спортивного соперничества, который царил на олимпиаде.

После этой игры нам довелось ехать в свой отель в одном вагоне с большой группой американцев, которые всю игру бурно «болели» за своих хоккеистов. Признаться, тут же, когда мы вошли вместе с ними в один вагон, мы подумали: «Нехорошо, очевидно, на душе сейчас у американских болельщиков. Эх, не стоило бы нам, наверное, попадать в один вагон с ними».

Но сразу же все опасения рассеиваются. Немедленно начинается оживленное обсуждение только что закончившейся игры. Американцы хвалят нашу команду. Закономерный результат игры они воспринимают как должное. И вскоре начинается традиционный на олимпиаде обмен значками, монетами, марками, открытками. Значки ВСХВ обмениваются на эмблемы американских лыжников, гривенники — на центы. А один из американцев уже уговаривает одного из наших журналистов поменяться часами...

И вот наступил последний день хоккейного турнира. Встреча Канада — СССР должна была решить вопрос о победителе олимпиады и чемпионе мира.

Накануне этой встречи тренер канадской команды Бауэр, отвечая на вопрос советских журналистов, так оценил наших хоккеистов:

— Мы никогда не видели команды, которая играла бы так комбинационно и точно, как играют ваши хоккеисты. Наши игроки не привыкли думать в игре. Их девиз — вперед, только вперед! А у вас главное в игре — расчет... Вы играете разнообразно и умно, и это делает вашу команду особенно сильной.

— А как вы думаете сыграть с нашей командой? — спросили его советские журналисты.

— Это для нас основная игра олимпиады, — ответил Бауэр. — Против вашей команды мы будем играть сильнее, чем против других. Я уверен, что наши хоккеисты еще не сказали своего последнего слова.

Как только пошли первые минуты встречи Канада — СССР, нам, советским журналистам, сразу же вспомнились эти слова Бауэра. По всему было видно, что канадцы решили сразу сломить сопротивление советских хоккеистов, смять, подавить их. Но, как оказалось, это не так просто сделать. Тогда канадцы начинают играть очень резко, даже грубо. Тут уже нужен хороший судья! И он оказывается на месте.

Здесь нельзя не помянуть добрым словом судей хоккейных игр, как, впрочем, и всех судей на всех других соревнованиях. Судейство на Олимпийских играх было на самом высоком уровне. Лишний раз мы убедились в этом на первых же минутах встречи Канада — СССР. Как только резкость канадцев стала переходить в грубость, раздался судейский свисток, и один из канадцев был удален на две минуты. Тут же, через несколько секунд, за грубость был удален на две минуты еще один игрок канадской команды. Наши хоккеисты, заметно нервничавшие в начале игры, не смогли использовать своего численного превосходства. Со спортивной точки зрения это, конечно, большое их упущение. Но зато обе шайбы, забитые потом нашими хоккеистами, были результатом равной борьбы. А четкое судейство, выразившееся, в частности, в удалении с поля сразу двух канадских игроков, сыграло свою роль. Канадцы поняли, что судьи не позволят им превратить спортивный поединок в драку. А поняв это, канадские хоккеисты перестали делать ставку только на грубую силу, так как играть с численно превосходящим тебя соперником — штука рискованная и не очень приятная.

Весь первый период канадцы атакуют более активно, чем наши хоккеисты, у которых сначала игра не очень ладится. Чувствуется некоторая нервозность, скованность. На пятнадцатой минуте снова удаляется на две минуты один из канадских игроков, но счет по-прежнему не открыт. Так безрезультатно и кончается первый период.

В этом периоде советские хоккеисты не успели разыграться в полную силу, но они сдержали мощный натиск канадцев. Несмотря на исключительную напряженность и остроту игры, наши хоккеисты ни разу не попытались ответить грубостью на грубость и своим спортивным поведением — в который уже раз! — вызвали шумное одобрение зрителей, которых было столько, сколько Ледяной стадион еще ни разу не видел.

Капитан нашей команды Всеволод Бобров после игры говорил:

«Первый период оказался для нас самым тяжелым. Но мы играли лучше, даже значительно лучше, чем в решающей встрече прошлогоднего первенства мира. Правда, может быть, излишне нервничали вначале. То, что до перерыва канадцам так и не удалось добиться успеха, было уже нашей победой».

Начинается второй период. Сразу же с поля удаляется на две минуты канадский игрок. Через две минуты численный перевес уже у канадцев: с поля удален наш хоккеист. Но ни той, ни другой команде не удается открыть счет. Идет очень напряженная ровная игра. На седьмой минуте вся наша команда пошла на штурм ворот канадцев. В стремительной атаке Валентин Кузин теряет свою клюшку и, не раздумывая, коньком бьет по шайбе. Шайба отлетает к Юрию Крылову, который находится почти у самого борта, сбоку от ворот. Канадский вратарь, очевидно, не ожидал, что Крылов бросит шайбу в ворота из столь невыгодного для броска положения. Но Крылов сумел произвести бросок, да как сумел! Шайба была пущена так сильно и точно, что вратарь даже не успел проследить за ее полетом, и ему осталось лишь вынуть ее из сетки своих ворот.

Гол нисколько не обескуражил канадцев. Игра по-прежнему идет ровно и напряженно. Видно, что игроки обеих команд ни в чем не уступают друг другу — ни в силе, ни в скорости, ни в технике. Нашла, как говорится, коса на камень. Но на ледяном поле идет соревнование не только на силу, скорость и технику. Здесь идет соревнование на выдержку. И именно выдержка, при всех других равных условиях, решает все в этой самой напряженной игре олимпиады. Нервы советских хоккеистов оказываются крепче. Они с каждой минутой играют увереннее и лучше. В конце второго периода у нас удаляется на две минуты один хоккеист, но канадцы не могут изменить счет.

Перерыв между вторым и третьим периодами, как мы уже говорили раньше, растягивается на целых полчаса из-за того, что заливают лед.

На первой же минуте третьего периода атаку наших хоккеистов отлично завершает Кузин: шайба летит в угол канадских ворот. 2:0! Все болельщики советской команды ликуют на трибунах. Каждому из нас ясно, что при такой напряженнейшей игре это уже почти все. И действительно, дальше игра проходит так же остро, но счет не меняется, хотя взаимные атаки следуют одна за другой. Канадцы неоднократно угрожают нашим воротам, и шайба даже дважды попадает в штангу наших ворот.

В последний раз на этой олимпиаде раздается звук сирены. Игра, а вместе с ней и весь олимпийский хоккейный турнир закончен. Советские хоккеисты стали чемпионами олимпиады, мира и Европы!

Через несколько минут после окончания игры пробраться в раздевалку советских хоккеистов было уже невозможно. Туда сбежались советские туристы, журналисты, советские спортсмены и члены других спортивных делегаций, многочисленные поклонники нашей команды из других стран. Пришли сюда поздравить наших хоккеистов с победой и канадцы.

Награждение

Церемония награждения чемпионов Олимпийских игр

Советская команда выиграла все встречи, набрав 10 очков при лучшем соотношении забитых и пропущенных шайб. — 25:5. На второе место вышел коллектив — США (8 очков), на третье — канадцы (6 очков). Далее идут команды Швеции (3 очка), Чехословакии (2 очка), Германии (1 очко). В утешительной группе, соревнования в которой проводились одновременно с играми финала, места распределились так: седьмое — Италия, восьмое — Польша, девятое — Швейцария, десятое — Австрия.

Победа советских хоккеистов была по достоинству оценена прессой и спортивными специалистами. Западногерманское агентство ДПА писало:

«В олимпийском хоккейном турнире победу одержала команда Советского Союза, которая выиграла все свои встречи. Игра советской команды в высшей степени гармонична. Обладая прекрасной техникой и высокой скоростью, советские хоккеисты продемонстрировали также большую волю к победе. Их великолепная коллективная игра восхищала зрителей. Все советские хоккеисты избегали ненужных резкостей, благодаря чему симпатии зрителей были всегда на их стороне».

В 1957 году в Москве, на родине чемпиона мира 1956 года, будет разыграно очередное первенство мира по хоккею с шайбой, и десятки тысяч советских любителей хоккея смогут увидеть многих замечательных мастеров, которые в 1956 году своими выступлениями на Ледяном стадионе в Кортина д’Ампеццо украсили VII зимние Олимпийские игры.