Дата и время

Статья Виктора Фролова "Трижды "коронованные" - из книги "Шайба и ее герои".

Виктор Фролов
из книги "Шайба и ее герои"


ТРИЖДЫ "КОРОНОВАННЫЕ"

Виктор Фролов

Пожалуй, никогда северный итальянский городок Кортина д'Ампеццо не был так моден и популярен, как в феврале 1956 года.

Городок этот известен во всем мире как прекрасный зимний курорт. Расположен он в итальянских Альпах, на высоте более тысячи метров над уровнем моря. Представьте себе: зима, вокруг сугробы рыхлого снега, а солнце так и припекает над головой, оно греет настолько сильно, что люди загорают не хуже, чем летом... Что может быть привлекательнее для любителей зимнего отдыха! Поэтому Кортина д'Ампеццо всегда заполняют туристы, любители горнолыжного спорта. Вокруг горы с прекрасным девственным лесом. Прогулки на лыжах в этих горах — сплошное удовольствие!

Кроме того, Кортина д'Ампеццо славится и как спортивный центр. Тут оборудована лучшая в мире трасса для бобслея —гонок с гор на санях. Превосходен и местный лыжный трамплин, позволяющий спортсменам совершать прыжки на шестьдесят с лишним метров.

Не случайно именно городок Кортина д'Ампеццо был избран итальянскими спортивными руководителями местом проведения VII зимних Олимпийских игр. Организаторам соревнований не стоило большого труда оборудовать здесь, так сказать, олимпийский комплекс в полном смысле слова современных спортивных сооружений. В самом Кортина был построен прекрасный «Ледяной дворец» (на 12 тысяч мест) для игр в хоккей и выступлений фигуристов. С этим дворцом и связан наш дальнейший рассказ, ибо именно в нем разгорелись захватывающие ледяные баталии, к которым в те дни были прикованы мысли и взоры хоккейных болельщиков всех стран...

Сгоревшее «золото»

Советские люди были, несомненно, самыми популярными на Олимпиаде. Особенно это ощущали мы, журналисты... Наши спортсмены разместились в отеле «Тре крочи» («Три креста»), расположенном примерно в пяти километрах от Кортина. Этим преследовались две цели: во-первых, предоставить спортсменам более спокойный отдых, во-вторых, помочь им побыстрее и лучше акклиматизироваться. Мы уже говорили, что Кортина д'Ампеццо расположен более чем в тысяче метрах над уровнем моря. «Тре крочи» находился еще на полкилометра выше. Тренировки в районе отеля «Тре крочи» помогли спортсменам в самый кратчайший срок привыкнуть к горному, разряженному воздуху... Итак, советские журналисты, жившие в самом Кортина д'Ампеццо, гораздо больше, чем кто-либо другой, ощущали на себе внимание, заботу, любопытство итальянцев и всех тех, кто съехался на Олимпиаду.

… Не успели мы разместиться в номерах отеля «Савой», как к нам ввалился солидный, пышущий здоровьем человек. Он поздоровался по-английски и представился:

— Я комментатор канадского радио Дэннис Уайтлтон, очень хочу поближе познакомиться с моими русскими коллегами...

Мы отрекомендовались. И сразу же завязалась непринужденная беседа. На международных спортивных турнирах, как и на фестивалях, люди знакомятся быстро. Наверное, потому, что у них много общих интересов. Каждому хочется с головой окунуться в атмосферу соревнований, вникнуть в смысл происходящего, а беседы с представителями других делегаций дают весьма обильную пищу для размышлений... Как бы то ни было, а с канадским радиокомментатором мы подружились сразу. В тот же вечер он сам пригласил нас в гости, добавив при этом, что с нами горит желанием познакомиться тренер клуба «Китченер Ватерлоо Датчмен», который представлял на Олимпийских играх Канаду, известный в прошлом профессиональный хоккеист Боб Бауэр.

Вечером мы встретились. Бауэр тоже оказался весьма разговорчивым и покладистым собеседником. Он обстоятельно рассказал о своей команде. Канадцы, по его словам, привезли на олимпиаду сильный состав, пожалуй, сильнейший по сравнению с теми, которые выступали на предыдущих чемпионатах мира. Бауэр даже не пытался ставить в один ряд свою команду со знакомыми нам клубами «Пентинктон» и «Торонто».

Игры 1956

Команда "Китченер Ватерлоо Датчмен"

«— «Пентиктон» — команда неровная по составу», — сказал Бауэр. — Там хороша только тройка братьев Уорвик. У нас же все тройки одинаковы и ни одна из них не уступает тройке Уорвиков!.. Клуб «Китченер» имеет прекраснейшие традиции. Наш город — один из самых хоккейных в Канаде. А клуб наш — неоднократный победитель кубка Аллана и общепризнанный фаворит любительского хоккея в Канаде.

— Значит, вы уверены в своей победе на Олимпиаде? — спросил я Бауэра.

— Я не видел ни разу советскую команду,— ответил тренер.

— Знаю, что она играет в непривычный для нас комбинационный хоккей. Это, конечно, затруднит проведение в жизнь наших планов... И все же я верю в своих ребят. Они большие мастера и отличные бойцы. Они должны побороть вашу команду!.. Понимаете, — доверительно добавил Бауэр, — нам нельзя возвращаться в Канаду без золотых медалей. Ведь в нынешнем году отмечается столетний юбилей канадского хоккея. Проигрыша в юбилейный год нам не простят!.. Мои ребята понимают всю ответственность, которая на них возложена. Они скорее падут в бою, чем уступят противнику!..

Сам же Бауэр буквально засыпал нас вопросами:

— Какой состав выступит на Олимпиаде?..

— Как чувствует себя Бобров?..

— Не женился ли кто-нибудь из советских хоккеистов перед олимпиадой?..

Не улыбайтесь. Канадского тренера действительно интересовало буквально все (вплоть до женитьб!). Он стремился получить самое широкое представление о нашей команде. По просьбе Бауэра я несколько раз возил его в отель «Тре крочи», где канадец – подолгу беседовал с нашими тренерами и хоккеистами, опять же засыпая их бесчисленным множеством разнообразных вопросов. Потом, когда канадцы проиграли нам, Бауэр беспомощно разводил руками:

— Казалось, все предусмотрел. Никто, наверное, не знает лучше меня русскую команду. И все-таки победить русских не сумел!..

Заодно напомню еще раз и о нашем знакомом — канадском радиокомментаторе. Он тоже считал команду «Китченер Датчмен» несравненной. Накануне матча СССР—Канада этот радиокомментатор пригласил меня к себе и подарил фотографию команды «Китченер» с автографами всех игроков. Каково было мое удивление, когда я увидел, что на фото типографским способом напечатаны следующие слова: «Хоккеисты клуба «Китченер Ватерлоо Датчмен» — чемпионы мира и Олимпийских игр 1956 года». Я с любопытством посмотрел на радиокомментатора.

— О, не удивляйтесь,— сказал он.— Сегодня это — просто фото. А завтра ему цены не будет. Я специально заказал в Канаде пару тысяч таких фотографий. Завтра, когда наши ребята побьют вашу команду и станут чемпионами, я сделаю бизнес... Превращу эти фотографии в золото!..

Что ж, бизнес не состоялся! На следующий вечер я забежал на минуту к этому радиокомментатору. И застал его за весьма любопытным занятием. Он рвал по одной фотографии и с безразличным видом бросал клочки в горящий камин. На моих глазах горело «золото» канадского радиокомментатора...

Я рассказал лишь о двух наших знакомых по Кортина д’Ампеццо. А сколько их было! Всех даже не вспомнишь! Повторяю, русские люди находились на Олимпиаде в центре внимания. Например, знаменитый итальянский киноартист Раф Валлоне, знакомый советским зрителям по многочисленным фильмам, каждый вечер забегал к нам, чтобы узнать: какой сюрприз готовят русские на следующий день? Он горячо «болел за наших спортсменов. Когда советские хоккеисты победили канадцев, Валлоне не выдержал и примчался в раздевалку. Он в восторге обнимал спортсменов, повторяя одно и то же:

— Брависсимо!.. Брависсимо!..

Из-за этой шумной популярности русских одному из наших журналистов пришлось даже пострадать. Имя пострадавшего — Вадим Синявский.

Пожалуй, нет в мире страны, где сувениры любят больше, чем в Италии. Любой советский Значок вызывал бурный восторг. Итальянцы, как правило, моментально обшаривали свои карманы, дарили в ответ какую-либо безделушку и при этом твердили:

— Сувениро!.. Сувениро!

Но был один, так сказать, экстрасувенир, которым мечтал завладеть каждый итальянец или турист, находившийся в те дни в Кортина А’Ампеццо. Это наши пыжиковые шапки;

Дело в том, что делегация советских спортсменов была вся одета в пыжиковые шапки. И они производили неописуемый фурор повсюду, где появлялись русские... Рассказывали, что одна миллионерша заявила в печати, что не покинет Кортина, пока не приобретет пыжиковую шапку. Не знаю, удалось ли ей завладеть бесценным сувениром!.. А вот Вадим Синявский лишился своей шапки. Он был единственным среди журналистов, кто приехал в Кортина в пыжиковой шапке.

Каждый день Синявский сдавал ее в гардероб отеля, Ему возвращали шапку в целости и сохранности. Однако в последний день нашего пребывания в Кортина Синявсному вместо шапки вдруг дали... шляпу. Он попробовал было возражать, но явился хозяин отеля и вежливо пояснил:

— Мистер Синявский, мы очень горды тем, что у нас в отеле жили русские люди.. В память о них мы как редкий сувенир оставили вашу прекрасную шапку. Вас же просим принять в подарок нашу итальянскую шляпу!..

Что мог ответить Синявский? Он трогательно пожал руки окружившим его итальянцам и под их одобрительный гул надел свою новую шлялу...

Канадская сборная дает «трещину»

Перейдем, однако к рассказу о состязаниях олимпиады. Они проводились в два этапа. Предварительные игры, разумеется, имели сугубо формальное значение. Пятерка финалистов была ясна заранее. И лишь за шестое место велась борьба между объединенной германской командой и командами Италии и Австрии. Нас, членов советской делегации, конечно, больше всего интересовал вопрос: как играет команда «Китченер Датчмен». Ведь до этого никто из нас не видел эту команду в игре. И первые выступления канадцев нас, прямо скажем, обнадежили! Нет, канадцы не выглядели слабыми спортсменами. Наоборот, они показали прекрасное мастерство во владении шайбой, быструю и умелую ориентировку, проявили много изобретательности при атаках. Соперник, несомненно, был грозный. И все же, видя, как довольно успешно соперничали с канадцами даже немецкие и итальянские хоккеисты, каждый из нас отмечал про себя:

— Наша команда может побить канадцев!..

Особенно поразил всех матч Канада—Италия. Перед его началом никто не сомневался в том, что канадцы разгромят итальянцев. Но случилось иначе. Итальянцы играли на редкость дружно и самоотверженно, и одно это свело на нет превосходство канадцев в классе игры и в индивидуальном мастерстве. Матч был предельно острым до последних минут состязания. Когда оставалось играть всего шесть минут, счет оставался ничейным— 1:1. Только после этого канадцы, наконец, забили второй гол. За минуту до конца поединка двое итальянских нападающих остались одни перед воротами канадцев. Казалось, гол неизбежен. Однако вратарь спас команду. Отбитая им шайба снова отскочила к итальянцам, но они не смогли перебросить ее через лежащего вратаря. Тут же канадцы сами перешли в атаку и на последних секундах игры забили третий гол (3:1). Любопытно, что в этом состязании канадцы продемонстрировали «образец» грубой игры, установив своеобразный «рекорд» — за 60 минут матча судьи 12 раз удаляли за грубость канадских игроков с поля!..

Да, бороться против канадцев можно. Это стало ясно уже после предварительных игр. Правда, для этого необходимо выдержать тот резко силовой, а подчас откровенно грубый стиль, который свойствен клубу «Китченер». Основная ставка канадцев — на силу! Со слабонервными они играют как кошка с мышкой (не случайно они разгромили Австрию со счетом 23:0!).

Но стоит противопоставить им предельную игровую самоотверженность, и канадская коса начинает сразу получать зазубрины, натыкаясь на камень волевой обороны... Помню, мы много рассуждали на тему: кто же сможет нанести канадцам решающий удар? Конечно, способными на это мы считали наших хоккеистов. А еще? Сознаюсь, мы ждали сюрприза и от команды Чехословакии.

Но... Олимпийские состязания сложились для наших чехословацких друзей неудачно. Они не смогли противостоять мощным атакам канадцев (3:6), а на другой день потерпели, как говорится, сногсшибательное поражение от шведов (0:5). Да, сюрприз получился, но только не тот, которого мы хотели!..

А вот от американских хоккеистов никто не ждал ничего особенного. Но именно они и преподнесли главный сюрприз олимпиады.

Матч Канада—США начался неудачно для канадцев. Уже на второй минуте американец Джон Мейасич несильно бросил шайбу навесом в угол ворот, вратарь канадцев Дэннис Бродер в броске поймал шайбу, но...за линией. Судьи зафиксировали первый гол. На этот сигнал бедствия канадцы не обратили никакого внимания. Они продолжали играть спокойно, будучи уверенными в своем превосходстве.

Американцев то и дело выручал блестяще игравший вратарь Уиллард Айкола. Его можно считать одним из героев олимпиады. Недаром проведя всего два матча (с Канадой и СССР), Айкола получил приз лучшего вратаря турнира. И вполне заслуженно! В обеих встречах он спас свою команду от разгрома. Среднего роста, худой, на вид даже щуплый, Айкола отличался великолепной реакцией. Он играл в низкой стойке, почти касаясь коленями льда. Забить ему гол низом почти невозможно. Да и верхние шайбы он отражал не менее уверенно, резко выбрасывая навстречу им свои длинные руки! По манере игры Айкола очень напомнил мне нашего первого сильного вратаря Гарри Меллупса, но мастерство американского голкипера было гораздо более отточенным.

Другим героем сборной США стал форвард Джон Мейасич. Интересна его биография. Сын югославского рудокопа, Мейасич родился в городке Евелет (штат Миннесота). Там с шести лет он начал играть в хоккей. Джон учился у профессиональных хоккеистов. Он и сам мечтал стать профессионалом, но потом передумал. Поступил учиться и, хотя его не раз приглашали профессиональные клубы, остался до конца верен любительскому хоккею. Не случайно Мейасичу был присвоен почетный титул лучшего хоккеиста-любителя США всех времен. Этим отмечалось не только его высокое индивидуальное мастерство, но и роль Мейасича в создании всего коллектива хоккеистов США. Тут, следует признать, Мейасич неоценим. Он истинный дирижер команды, умеет увлечь партнеров за собой, вдохнуть в них новые силы. И как игрок Мейасич своеобразен. Молниеносная обводка, отличный бег на коньках, страшной силы бросок, наконец, умение твердо стоять на ногах, то есть способность выдержать любую силовую борьбу, — все это резко выделяло Мейасича на фоне других американских хоккеистов.

Мы уже говорили, что именно Мейасич открыл счет в матче с Канадой. Перед перерывом, пройдя буквально через всю площадку, он забил второй гол. Когда началась последняя двадцатиминутка, на щите Канады значилась цифра «1», а на щите США — «2». Но и теперь мало кто верит, что американцы смогут выдержать напряжение трудной борьбы. И тут Мейасич вновь обыграл защиту и забил свой третий гол! Канадцы взбешены. Американцы же сражаются с неослабевающей энергией. Атаки канадцев глохнут. Они нервничают, нарушая правила.

Это только и нужно хоккеистам США, которые в конце встречи доводят счет даже до 4:1... Разгром канадцев! Оборона канадской команды дала в этом поединке серьезную «трещину» ...

Клюшка и молитвенник

Была в команде США еще одна фигура, приковавшая к себе всеобщее внимание. Это пастор. Настоящий пастор, который официально значился одним из руководителей команды. Правда, когда я расспрашивал американских хоккеистов: «А что, собственно, пастор делает», — они не могли дать вразумительный ответ, отмечая лишь, что он должен их подбадривать, вдохновлять на спортивные подвиги...

Читатели, конечно, поймут, почему я заинтересовался пастором. Я не пропускал случая побеседовать с ним. И оказалось, что он неплохо разбирается в хоккее. Даже сам до поступления в семинарию играл в эту игру. Вид у пастора действительно был спортивный. Высокий рост. Атлетическое сложение. Этого не в силах была скрыть черная сутана. Пастор вдохновенно расхаживал вокруг хоккеистов, по-свойски похлопывая каждого по плечу... А как по-мальчишески 6олел он во время матча СССР—США! Он стучал по бортику, что-то кричал судьям. Что ж, тут нетрудно понять пастора: ведь успех американцев в этой встрече обеспечивал им первое место на Олимпиаде.

Первый период поединка советских и американских хоккеистов — ничья (0:0). В конце второго периода Николай Хлыстов все-таки забил гол. Но этого мало. Явно мало, чтобы считать победу обеспеченной!.. Третий период стал кульминацией турнира. Развязка наступила за четыре минуты до конца встречи. Евгений Бабич, обыграв защитников, прорвался к воротам.

Сейчас последует бросок. Вратарь Айкола идет навстречу форварду. Тот уходит несколько вправо неожиданно падает, а сам откидывает шайбу влево. Как почувствовал Бабич, что за ним следом идет Всеволод Бобров, непонятно. Сам Женя после матча говорил мне:

— Я чувствовал, что Сева должен быть тут. Я знаю его много лет, он прекрасно понимает игровую ситуацию и находится всегда там, где возникает острота. Я интуитивно отдал шайбу — и не ошибся!..

Да, гол был превосходным. Выйдя навстречу одному, Айкола бросился потом к другому. Но поздно! Бобров поймал шайбу на крюк и точно «уложил» ее в верхний Угол ворот. Стадион взревел от восторга! А я лишь добавлю: редко приходилось мне видеть такой красивый гол. Он окончательно сломил американцев. Тут же шайба еще дважды побывала в воротах легендарного Айколы. В течение каких-нибудь трех минут каждая тройка забила по голу!..

«— Это была лучшая игра, которую я когда-либо видел», — сказал после состязания тренер американской команды Д. Мариуччи, — Советские хоккеисты заслужили победу.

Конечно, меня особо интересовало мнение об этой игре пастора. Я не замедлил взять у него интервью. Пастор был восхищен действиями русской команды..

— Браво, брависсимо! — восклицал он.— Вот это класс!.. Да если бы сам господь бог увидел такую игру, он тоже полюбил бы хоккей не меньше меня!

Тройная победа

Прежде чем рассказать о последнем матче олимпийского хоккейного турнира, хочется остановиться на встрече с канадскими специалистами хоккея, которая состоялась накануне этого дня. Мы, советские журналисты, получили приглашение от руководителей клуба «Китченер Ватерлоо Датчмен» побывать у них в гостях. Канадцев очень интересовал советский хоккей. Они нас спрашивали о том, как развит хоккей в СССР, расспрашивали о каждом советском игроке. Тренер канадской команды Боб Бауэр высоко оценил класс игры советских хоккеистов:

— Мы никогда не видели команды, — говорил он — которая играла бы так комбинационно и точно, как играют ваши хоккеисты. Наши игроки не привыкли думать в игре. Их девиз — вперед, только вперед! А у вас главное в игре — расчет... Вы играете разнообразно, умно, и это делает вашу команду особенно сильной.

— Как вы думаете сыграть с нашей командой? — в свою очередь спрашивали мы тренера.

— Это для нас основная игра олимпиады. Против вашей команды мы будем играть сильнее, чем против других. Я уверен, что наши хоккеисты еще не сказали своего последнего слова.

После дружеской беседы мы распрощались с канадцами. Нам было ясно, что канадцы предельно тщательно готовятся к встрече с нашей командой.

И вот наступило 4 февраля - последний день олимпийского турнира хоккеистов. Вечером первыми встретились команды США и Чехословакии. Для американских хоккеистов исход этого матча имел важное значение. Американцам нужно было не только победить, но и выиграть с крупным счетом. Дело в том, что команда США имела всего два потерянных очка. Столько же очков потеряли и канадцы. Без поражений шли только советские хоккеисты. Но если бы в последнем матче с нашей командой победила команда Канады, то все три коллектива набрали бы одинаковое количество очков. Тогда победитель определялся бы по разнице забитых и пропущенных шайб. Поэтому американцы стремились, чтобы соотношение шайб было у них как можно лучшим. И надо отдать им должное — американцы добились крупной победы.

За несколько минут до конца встречи команда США вела со счетом 9:3. Стремясь добиться лучшего результата, американцы продолжают нападать. Каждый успех их команды вызывает у американцев огромный восторг, придавая хоккеистам новые силы. Но вот молодой чехословацкий нападающий Прошек забивает шайбу в сетку ворот США. Гол правильный. Но что такое? Американцы бросаются к судье за воротами, требуя, чтобы он не засчитал гол. Для команды США так важна каждая шайба, что ее игроки готовы любыми средствами оспаривать гол. И судья действительно не засчитывает взятие ворот. Однако тут же чехословацкие спортсмены проводят новую атаку. Теперь Наврат забивает шайбу в сетку ворот. Этот гол засчитан. Матч команд США — Чехословакия заканчивается со счетом 9:4 в пользу американцев.

На площадку выходят советские и канадские хоккеисты. Начинается последний, решающий матч олимпийских соревнований. Это принципиальный матч. Ведь до этого хоккеисты СССР и Канады встречались два раза. Счет побед был у них равный— 1:1, равным было и соотношение шайб — 7:7. Кто же теперь будет впереди?

Сразу же после начала игры становится ясным план канадцев. Они решают уже в первом периоде сломить сопротивление советских хоккеистов резкой, а порой и грубой игрой. Канадцы решительно атакуют. Наша команда — в обороне. Становится ясно и другое: если наши защитники выдержат натиск канадцев хотя бы в первом периоде, это, по существу, решит исход матча. В таком резком силовом стиле, какой предложили канадцы, долго играть невозможно.

Следует отдать дань игрокам нашей команды, они действуют старательно и самоотверженно. Защитники смело вступают в силовую борьбу с канадцами и нередко выходят из нее победителями. Особенно выделяется Николай Сологубов, неизменно преграждающий путь нападающим соперников. Канадцы атакуют всей командой, но сделать ничего не могут.

Но расскажем об отдельных эпизодах борьбы.

На 2-й минуте один из канадцев грубо толкает нашего хоккеиста на борт. Судьи удаляют канадца на две минуты. Но команда Канады и не думает обороняться. Канадцы атакуют даже вчетвером. Еще грубость. С поля удаляется второй канадец. Наши хоккеисты играют впятером против троих противников. Но напряжение матча так велико, что спортсмены не в состоянии наладить атаки — они не используют численное преимущество.

На поле равные составы. Канадцы развивают бешеную энергию. Их тренер Боб Бауэр то и дело кричит:

— Вперед! Вперед! Нужен гол!

Да, гол был необходим канадцам, как воздух. Он бы удесятерил их силы! И канадцы то и дело обстреливают наши ворота. Но защитники и вратарь советской команды начеку.

Потеряв шайбу, канадцы сразу пытаются снова овладеть ею. Они резко идут на игрока, владеющего шайбой, стремясь обязательно столкнуться с ним. И часто отбирают шайбу, но их атаки затем снова срываются.

Чем ближе к концу периода, тем более ясно, что канадцы устали. Они по-прежнему атакуют, но это уже не такие мощные атаки, как в начале матча. И острых моментов у наших ворот создается все меньше. Становится ясно, что вся энергия, весь пыл канадцев ушли впустую.

Хоккеистам Канады так и не удается открыть счет. А во втором периоде они уже вынуждены сбавить темп. Этим пользуются наши спортсмены и сами проводят ряд острых атак. Теперь советские хоккеисты навязывают противнику свою тактику. Чтобы отдохнуть, канадцы стремятся сбавить темп. Но наши спортсмены не дают соперникам передышки.

Идет 7-я минута второго периода. Александр Уваров стремительно входит в зону нападения. Его сбивает канадец. Оба хоккеиста падают, но Уваров успевает откинуть шайбу назад Юрию Крылову, и тот неожиданным броском направляет ее в дальний угол. Бросок так силен и неожидан, что вратарь канадцев не успевает проследить за полетом шайбы. Над воротами канадцев вспыхивает красная лампочка. Гол! Наши туристы и спортсмены, собравшиеся группами на трибунах, дружно подбадривают хоккеистов. Они хором скандируют:

— Мо-лод-цы! Мо-лод-цы!

Канадцы опять бросаются вперед. Нажим их не так силен, как в первом периоде, но индивидуальные прорывы форвардов все же очень опасны.

На последних минутах периода с поля за нарушение правил удаляется Сидоренков. Канадцы стремятся отыграться. Наши хоккеисты не только обороняются, но и атакуют, и канадцы вынуждены играть осторожнее.

Снова перерыв. Вместо обычных десяти минут он длится... тридцать. Почему? Канадцы устали. Чтобы отдохнуть, они требуют заново залить лед. И судьи соглашаются с этим... Под шум и свист трибун работники катка заливают лед. Но и этот явно неспортивный ход не спасает канадцев от проигрыша. Даже тридцать минут отдыха не могут восстановить их сил.

Этот матч можно смело назвать состязанием нервов. Борьба проходила так напряженно, что любая ошибка, любая неточность игрока могла решить исход встречи. И нервы у наших спортсменов оказались крепче. Они выстояли.

Третий период. Только что шайба введена в игру, и сразу следует стремительная атака наших хоккеистов. Александр Уваров передает шайбу Валентину Кузину, и тот, пройдя вперед, сильно бросает ее в дальний угол ворот. И снова мы громко приветствуем успех нашей команды. Счет становится 2:0.

На трибунах немало также канадских туристов. Они принесли с собой национальный флаг. Но теперь флаг исчезает, с трибун прекращается звон колокольчиков, которым приверженцы канадской команды подбадривали своих игроков. Правда, спортсмены Канады пытаются нападать, но их атаки теряют остроту, действия хоккеистов разрозненны. И вот звучит финальная сирена. Победа за нашей командой! Это тройная победа, которая принесла советским хоккеистам сразу три почетных титула — победителей Олимпийских игр, чемпионов мира и чемпионов Европы. Каждый игрок завоевал по три золотые медали!

Интересно мнение об этой игре тренера канадцев Боба Бауэра.

— Мы, конечно, ужасно разочарованы результатом игры, — сказал Бауэр после матча, — но ничего не поделаешь. Советская команда выиграла заслуженно. Мы играли в целом неплохо. Этого хватило бы для того, чтобы выиграть матч у любой команды, выступавшей в хоккейном турнире, но для победы над советской командой этого было мало. Команда СССР была лучшей в течение всего хоккейного турнира, — продолжал тренер. — Особенно хорошо играли в последнем матче вратарь Николай Пучков, защитник Николай Сологубов и нападающий Юрий Крылов. По моему мнению, — закончил Бауэр, — все они могли бы с успехом соперничать с любым канадским профессиональным игроком.