Дата и время

Статья Андрея Старовойтова "Играть лучше" - из журнала "Физкультура и спорт".

Андрей Старовойтов
мастер спорта судья
международной категории по хоккею с шайбой


ИГРАТЬ ЛУЧШЕ

Андрей Старовойтов

Когда нужно оценить результаты, достигнутые в каком-нибудь виде спорта, иногда полезно оглянуться назад и сравнить их с прошлогодними. Попробуем пойти по этому пути в оценке результатов по хоккею с шайбой.

В прошлом году к финальной игре на первенство мира в Стокгольме две команды пришли без поражений: СССР с соотношением забитых и пропущенных шайб 30:8 и Канады — 57:5, И хотя мы выиграли тогда финальную встречу со счетом 7:2, все же общее соотношение забитых и пропущенных шайб было не в нашу пользу и заставляло насторожиться.

Однако мы не сделали всех выводов из прошлогоднего предостерегающего урока. Разве можем мы сказать с чистой совестью, что наша команда в этом году была сильнее, чем в прошлом? К сожалению, не можем. Стал ли наш соперник на этот раз во сто крат сильнее? Нет, и это не так. Ведь и в нынешнем чемпионате мы и канадцы пришли к финальному матчу без поражений, и опять соотношение забитых и пропущенных шайб было примерно таким же: у команды СССР перед финальной игрой 6 марта в Крефельде — 39:8, у Канады — 61:6.

Если советская команда не извлекла урока из прошлогодних игр, то канадцы поступили иначе. В прошлом году Канада прислала на первенство мира хоккеистов из Торонто с полной уверенностью в том, что они победят всех своих соперников, в том числе и советских спортсменов. Потерпев тогда поражение, Канада направила на чемпионат мира в этом году свою самую сильную команду, в которой не было ни одного прошлогоднего игрока. Думается, это было сделано не только потому, что команда «Пентиктон» сильнейшая в стране, но и потому, что она была совершенно нова для противника. А в новизне всегда — тактическое преимущество.

Мало того, канадцы до последней (финальной) игры стремились остаться «неизвестной величиной» для своих главных противников. Сами они очень внимательно следили за нашими выступлениями и тренировками, стараясь составить полное представление о наших игроках и стиле игры, Наблюдать же за их тренировкой они не разрешали. А если канадцы узнавали, что их смотрят советские хоккеисты, они переставали играть в полную силу. Например, когда канадцы играли со шведами, по радио объявили, что на катке присутствуют Коротков и Бобров. Счет к тому времени был уже 3:0 в пользу Канады, и хоккеисты «Пентиктона» сразу изменили стиль игры, решив не добиваться более крупной победы, лишь бы не раскрыть «секретов». Матч так и окончился со счетом 3:0.

А вот другой случай. 24 февраля наши игроки приехали в Дюссельдорф, чтобы посмотреть тренировку канадцев. Последние, узнав об этом, попросили наших товарищей удалиться. Наши хоккеисты покинули трибуны, но решили понаблюдать за тренировкой с внешней стороны ограды. Тогда канадцы ушли в раздевалку.

Грант Уорвик

Грант Уорвик с главными трофеями чемпионата мира.

Обращает на себя внимание и тот факт, что команда Канады в этом году отказалась от традиционной поездки по, Европе перед чемпионатом мира.

Произошли перемены и в тактике игры канадцев. Они применили против нас наше же оружие — дружную игру всем коллективом. И если их девизом всегда были — сила и напор, то на этот раз они играли еще и очень коллективно.

Канадцы любят силовую игру, хорошо подготовлены к ней, очень решительно и умело играют корпусом, используют подчас даже неразрешенные силовые приемы. Наши игроки не встречались с командами такого типа. Правда, хоккеисты из Торонто, выступавшие в прошлом году в Стокгольме, играли в том же стиле, но были слабее.

Манера игры канадских хоккеистов отличается от европейской. Хоккеисты нашего континента больше стремятся играть на шайбу, а не на игрока. Канадец же попросту не выносит, когда видит противника с шайбой. Он летит на него напролом и туловищем, клюшкой, коньками, иногда очень технично, чаще же грубо, отделяет игрока от шайбы.

В зоне нападения канадцы буквально забрасывают ворота противника шайбами, причем делают это из любых положений. Перед воротами, в непосредственной близости от них, постоянно «дежурят» один-два игрока, задача которых — оказывать «давление» на вратаря и обороняющихся игроков, забивать шайбы, передаваемые партнерами. Под эту тактику подведена очень солидная техническая база. Шайбу канадцы бросают не наобум, а точно по воротам. Особенно любопытно в этой тактике «давления» умение добивать шайбы, отскочившие от вратаря. Здесь канадцы показали большое искусство: подавляющее большинство шайб в минувшем первенстве они провели в ворота именно таким образом.

Защитники и нападающие обороняются и нападают все вместе, впятером: если один входит в зону, все его поддерживают. Если игрок, не владеющий шайбой, находится в более выгодном положении, ему сейчас же передают шайбу. Этому способствует, помимо высокоразвитого чувства игровой дисциплины, еще и умение хорошо видеть обстановку на поле. Игроки отлично знают правила, поэтому почти не оказываются в положении «вне игры», очень точно переходят линию зоны нападения и красную линию, что помогает вести игру в неослабевающем темпе.

Их атака представляет собой массированный удар; они взламывают защиту противника, не смущаясь тем, что им может крепко попасть от обороняющихся игроков. Впрочем, если так случается, они принимают это как должное и не апеллируют ни к судьям, ни к зрителям, ни к соперникам. В защите они не знают ни страха, ни пощады, идут на сближение с противником на любой скорости и в любой точке поля, хотя бы и у борта.

Нужно обладать большой смелостью, чтобы врезаться в гущу канадских игроков. В этом отношении в нашей команде с лучшей стороны проявил себя Юрий Крылов, показавший игру высокого класса, В защите такой же класс продемонстрировал Дмитрий Уколов.

Вообще говоря, если в этом матче команда Канады представляла собой сжатый кулак, то наши игроки действовали рассредоточено, занимались лишней пасовкой и обводкой.

В финальной встрече канадцы играли с огромным подъемом, а в те полторы-две минуты, что находились на поле, действовали с максимальным напряжением, как говорится, выкладывались полностью. После смены они в изнеможении ложились на борт, им тут же давали кислородную маску, и они делали несколько вдохов кислорода.

Нельзя не отметить, помимо большой работоспособности, и подлинную самоотверженность канадских хоккеистов. Это проявлялось не только в отчаянной игре корпусом, но и в том, например, что игроки бесстрашно ложились у своих ворот под бросок шайбы, не боясь получить сильный удар хотя бы и в незащищенную часть тела.

В игре, решившей судьбу первенства 1955 г., напор и сила канадцев оказались большими, чем у наших хоккеистов. А это, при всех прочих равных условиях, всегда приносит победу в хоккее с шайбой.

Что мы могли противопоставить этому? Скорость, которая у наших игроков, пожалуй, выше, чем у канадцев; силу, которой нам тоже не занимать; смелость, всегда характерную для наших хоккеистов, и, наконец, коллективную игру, неизменно приносившую нам успех. Но вот этого-то последнего качества и не оказалось на сей раз в игре нашей команды. А за всякую измену себе, своим проверенным методам и приемам приходится горько расплачиваться.

Между тем и в прошлом году, и в нынешнем мы убедились, что канадцы теряются в игре против команды, выступающей коллективно и хорошо играющей «в пас». В этом отношении показательна игра с чехословацкой командой, Именно благодаря вдумчивой и остроумной коллективной игре на большой скорости, чехословацкая команда все три периода вела игру, и лишь за 5 минут до конца встречи канадцы, забив три шайбы, обеспечили себе победу.

Такой же коллективной была тактика и нашей команды в первом периоде финальной встречи. Это обеспечило нам игровое преимущество, к сожалению, не реализованное. Во втором и третьем периодах наши хоккеисты не сумели наладить коллективную игру и отдали инициативу канадцам.

Когда игра у нашей команды разладилась, а канадцы, верные себе, стали забрасывать шайбами наши ворота, на советских защитников легла очень большая нагрузка. Сологубов, например, потом объяснял, что в конце концов защита, которая беспрерывно отбивалась, была не столько морально, сколько физически «переиграна».

Понятно, в каком положении оказался в этой игре вратарь Николай Пучков, который мог бы, наравне с американским вратарем Ригазио и канадским Маклеландом, считаться лучшим в первенстве, если бы не эти 5 шайб, пропущенных им в свои ворота в последней встрече. Спокойствие и выдержка необходимы были в этом матче, как воздух. Но нервы Пучкова сдали перед шквалом канадских атак. Вскоре после начала третьего периода, когда счет стал уже 5:0, его сменил Григорий Мкртычан. Своей на редкость уравновешенной, хладнокровной игрой, он внес успокоение в нашу команду,

Бесспорно, мы были обязаны финальную встречу сыграть лучше. Достаточно вспомнить, что у канадцев было шесть удалений за грубую игру и мы ни разу не использовали своего численного превосходства.

Вот над всеми этими фактами — рассредоточенной игрой недостаточно жесткой силовой борьбой неумением использовать численное превосходство— следует очень крепко задуматься нашим тренерам.

Хотя советские хоккеисты дважды завоевали звание чемпионов Европы и один раз — звание чемпиона мира, хотя стиль нашей игры оправдал себя в многих международных встречах, нельзя сказать, что нам нечему поучиться у иностранных команд. Надо взять у них все лучшее и в то же время отмести полностью все то, что органически чуждо духу советского спорта.

Команды американского континента были самыми недисциплинированными по поведению. Достаточно сказать, что на торжественное открытие чемпионата в городском театре Крефельда явились все команды, кроме американской и канадской.

Недоумение вызвал, мягко говоря, странный танец, исполненный американцами перед началом игры с нами, когда они, окружив ворота, стучали около них клюшками по льду.

На первой минуте этой игры судья удалил с поля за грубость одного американского хоккеиста, Тот замахнулся на него клюшкой. Судья спокойно показал: «две минуты». Замахивались и другие игроки на судей, Более того, когда один из судей подъехал к борту, где сидели американские игроки и тренер, последний схватил судью за свитер и потянул к себе. Судья сделал спокойное, но сильное внушение и тренеру. Вообще игра закончилась благополучно, в значительной мере благодаря выдержке и решительности судей шведов Аксберга и Алина. Огромную выдержку продемонстрировали и наши хоккеисты, не отвечавшие на попытки американцев спровоцировать драку.

Совершенно возмутительным был поступок американца, сильно ударившего клюшкой по кисти Евгения Бабича. Этот хоккеист, известный своей выдержкой и стойкостью, на этот раз был выведен из строя так, что не мог дальше продолжать игру.

Все эти американские выходки вызвали законное возмущение зрителей. И здесь, на стадионе, как и во многих других местах, раздавались крики: «Ами, гоу хоум!» — «Американцы, убирайтесь домой!».

Практические, организационные и методические выводы из опыта нашей последней встречи с канадцами будут, конечно, сделаны.

Пора, наконец, нашим спортивным организациям, тренерским — советам, учебным и научно-исследовательским институтам найти кратчайший путь для передачи опыта наших сильнейших команд. Надо как можно быстрее довести передовой опыт до клубных, молодежных, цеховых и школьных коллективов, Не вооружив их передовыми методами игры и тренировки, нельзя быстро и в широких масштабах подготовить достойное пополнение командам мастеров.

Насколько необходимо такое пополнение, ясно хотя бы из того, что на первенство мира этого года мы послали команду, укомплектованную игроками трех московских команд: ЦСК МО, «Динамо», «Крылья Советов», то есть ту же, что и в прошлом году, ту же, которая играет во всех международных встречах. Спору нет—у этих игроков есть техника, опыт, они достойны быть в сборной команде страны, но нужно, чтобы таких игроков были сотни.

Чем скорее исчезнут шаблон и рутина в методах подготовки наших команд, в организационной деятельности, в теоретическом вооружении спортсменов, тем массовее станет наш хоккей и тем сильнее и многочисленнее его передовой отряд — лучшие команды страны.

Безусловно, мы можем побеждать канадских хоккеистов, и сделать это мы обязаны в ближайший же год.

25 февраля — 6 марта 1955 г.