Дата и время

За круглым стол еженедельника Неделя собрались прославленные советские хоккеисты - чемпионы 1954 года, законодатели победных традиций нашего хоккея

Круглый стол "Недели"

К 25-летию первой победы сборной СССР на чемпионатах мира по хоккею. В редакции "Недели" в рамках популярной рубрики "Гость 13 страницы" за круглым столом собрались участники тех памятных событий: Аркадий Чернышев, Всеволод Бобров, Григорий Мкртычан и Альфред Кучевский.

Виктор Оспищев
Эдуард Церковер


Победа,

которая удивила весь хоккейный мир!

Эдуард Церковер

У НАС В ГОСТЯХ УЧАСТНИКИ ПЕРВОЙ ВСТРЕЧИ СОВЕТСКИХ И КАНАДСКИХ ХОККЕИСТОВ

Ровно четверть века назад, на чемпионате мира 1954 года, начался победный путь советского хоккея на международной арене. Со времени первого успеха на Королевском стадионе Стокгольма еще много раз звучал на чемпионатах Европы, мира, на олимпийских турнирах Гимн Советского Союза, но первая победа навсегда останется памятной и дорогой.

Вернемся мысленно к ледовым схваткам 1954 года, вспомним звездные минуты нашей сборной, В этом нам помогут очевидцы и участники того турнира, герои последнего матча, в котором сошлись сборная СССР и команда «Лендхерст» из канадского города Торонто. В «Неделю» пришли Аркадий Иванович Чернышев, Всеволод Михайлович Бобров, Григорий Мкртычевич Мкртычан и Альфред Иосифович Кучевский. Напомним некоторые штрихи их спортивных биографий.

Заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер СССР Чернышев привел нашу сборную к первой победе в Стокгольме. Заслуженный мастер спорта Всеволод Бобров был капитаном той сборной, заслуненный мастер спорта Григорий Мкртычан защищал ворота той команды, а заслуженный мастер спорта Альфред Кучевский — подступы к ним.

Неделя

Гости 13-й страницы в еженедельнике "Неделя"

— Столько лет прошло, но по сей день победа в Стокгольме выглядит фантастической! Подумать только, дебютант финиширует чемпионом мира!

А. ЧЕРНЫШЕВ (улыбаясь): Позже я пожалел, что мы, впервые выступая на чемпионате мира, сразу завоевали золотые медали. Почему пожалел? На следующий год сборная СССР заняла второе место и стала чемпионом Европы, однако это расценили как провал! Ребята шутили: дескать, поторопились в чемпионы.

— Но серьезно, какое место вы собирались занять в Стокгольме?

А. ЧЕРНЫШЕВ: Во всяком случае, не рассчитывали на первое место. Наш хоккей был слишком, молод. Были рады, что наконец попали на чемпионат.

— Какие достоинства отметили вы у соперников?

В. БОБРОВ: Канадцы прислали в Стокгольм больших мастеров, сильную команду. Их считали основными фаворитами. Канадцы не знали равных в силовом единоборстве, напористо действовали у ворот противника, запросто выигрывали вбрасывание, ловко добивали шайбу. Словом, известно, каковы канадцы, им и сегодня палец в рот не клади.

Г. МКРТЫЧАН: Тогда в профессиональном хоккее было лишь шесть команд.

Вся Канада и Америка играли в основном в любительский хоккей. И лучшая среди любительских команд — победитель Кубка Аллана — считалась седьмой по силе командой Нового Света. Правда, «Лендхерст», не выигрывала этот трофей, но тоже была одной из сильнейших любительских команд Канады.

А. ЧЕРНЫШЕВ: Перед чемпионатом я видел матчи канадцев в Давосе и Цюрихе: «Лендхерст» на меня не произвела особого впечатления. В ее игре чувствовался авантюризм, пренебрежение к противникам, которые, кстати, откровенно трусили перед канадцами. Вернувшись в Москву, я сказал: с канадцами можно играть и даже победить их. Никто не поверил этому. Не верили даже в Стокгольме.

— Ведь и накануне решающего матча мало кто верил в ваш успех.

В. БОБРОВ: Особенно после нашей игры со шведами. Канадцы побеждают их 8:0, а мы делаем ничью — 1:1... Во время нашего матча поднялась метель, шайба буквально застревала в снегу. Из-за снегопада вместо трех периодов пришлось играть четыре, по 15 минут каждый. На чистом льду мы бы переиграли шведов на скорости, а тут ничего не могли показать.

— Интересно, что думали о вас соперники?

В. БОБРОВ: Судя по всему, они не приняли нас всерьез. Только раз пришли на нашу игру.

— Аркадий Иванович, расскажите поподробнее, как вы настраивали ребят на решающий матч, как доказывали, что канадцев можно победить.

А. ЧЕРНЫШЕВ: Я говорил: канадцы авантюрны. Соперник уже отдал шайбу, а канадец все равно врезается в него. Зачем? Лишь бы ударить. Надо быть к этому готовым. Канадцы — вбрасывают шайбу в зону, и все катятся туда. Соперник, понятно, защищается, откатывается назад. А в зоне хозяева положения канадцы: вот они и забивают. Мы не должны играть, как им удобнее. Когда канадцы посылают шайбу в нашу зону, задача защитников: первыми успеть к шайбе. Крайние нападающие просто лишены права приходить в свою зону. Пусть здесь находятся два защитника и центральный нападающий. Будете так играть, используете контратаки.

Г. МКРТЫЧАН: Начинается игра, и все точно так, как говорил Аркадий Иванович. Канадцы атакуют, а наши забрасывают шайбу. К концу первого периода уже 4:0 в нашу пользу!

А. КУЧЕВСКИЙ: Стадион гремит! Зрители еще не верят в нашу победу: дескать, сейчас канадцы станут отыгрываться.

В. БОБРОВ: А мы, между прочим, попали в трудное положение. Мы испугались столь крупного счета: как бы кто из нас не решил, будто игра сделана…

А. ЧЕРНЫШЕВ: Прихожу в раздевалку. Все ребята возбуждены. Еще бы, в первой же встрече выигрывать у канадцев после первого периода 4:0! Я сказал: играли безупречно, так держать. Противник может затеять драку – терпите, не отвечайте, а то игру посчитают недействительной и назначат переигровку. Противник проигрывает, а значит, предпримет отчаянные попытки спасти матч, ринется вперед – вы знаете, что делать в этом случае.

— Какая из семи заброшенных в ворота канадцев шайб стала решающей?

Г. МКРТЫЧАН: Третья. Бобровская.

А. КУЧЕВСКИЙ: Она была заброшена филигранно. После нее каждый почувствовал – мы тоже сила!

— Попробуем подвести итог.

В. БОБРОВ: Как капитан не могу сказать, что кто-то недоработал, пожалел себя. Каждый полностью отдал себя игре. Мы победили потому, что были готовы к турниру, хорошо организованы, дружны. Победа в этом чемпионате вселила уверенность в хоккеистов следующих поколений, которые много лет удерживали звание сильнейших.

Г. МКРТЫЧАН: Коллективная, на больших скоростях игра оказалась для соперника полной неожиданностью. До конца матча канадцы так и не сумели перестроиться.

А. КУЧЕВСКИЙ: Хоть мы и были не так нарядно одеты, как канадцы, получали синяки и шишки, но тем не менее старались ловить шайбу на себя. Канадцы почувствовали силу советского характера.

А. ЧЕРНЫШЕВ: Уже тогда мы играли в три пятерки, предложили высочайший темп противнику. Выдержать его было очень тяжело. Все чемпионаты трудные, но самый памятный – этот.

– Поединки советских и канадских хоккеистов по-прежнему вызывают огромный интерес. Как, на ваш взгляд, изменился с тех пор наш хоккей?

А. ЧЕРНЫШЕВ: Очень вырос. Выросли игроки. Ускорился темп игры. В две пятерки никто не играет – в три, а то и в четыре.

В. БОБРОВ: Иная методика и содержание тренировок. И у нас были интенсивные занятия, но таких нагрузок, как сейчас, не помню.

Г. МКРТЫЧАН: У нас всегда были отличные вратари, мастера своего дела. Сегодня они – мастера экстракласса.

А. КУЧЕВСКИЙ: И все же, прошу прощения, мне кажется что в нашем хоккее появляется некий шаблон. Одинаковая манера игры. Раньше, согласитесь, надень любого цвета майку на Боброва или Хлыстова, все равно ни с кем ни спутаешь.

В. БОБРОВ: А что, в самом деле. Даже в игре троек видна была разница. Армейская играла в одной манере, динамовская – в другой, «Крылышек» – в третьей… Нужно всемерно развивать и совершенствовать индивидуальное мастерство. Наша сборная долгое время оставалась сильнейшей во многом благодаря Харламову, Якушеву, Мальцеву – блестящим индивидуальностям. Значит, дорогу индивидуальностям! Пусть их будет больше!

– Часто можно услышать: «Вот в наше время играли!»

А. КУЧЕВСКИЙ: Не собираюсь говорить, комплименты Всеволоду Михайловичу. Его игрой восхищалось несколько поколений зрителей. И я убежден: тот Бобров украсил бы любую сборную всех времен.

А. ЧЕРНЫШЕВ: Да, по тем временам его игра была выдающейся. Если бы он рос вместе с нынешним поколением лучших игроков, то талант позволил бы ему сверкать и сегодня. А вот игру сборной 1954 года нельзя механически переносить в наше время. Сейчас эта игра выглядела бы не ахти как.

— А что тогда говорили о нашей сборной хоккеисты - профессионалы?

А. ЧЕРНЫШЕВ: Морису Ришару я в Канаде задал вопрос: «Допустим, вы стали тренером - сборной команды, СССР; чем бы вы занимались с этой командой?» «Я бы включил ее в розыгрыш Кубка Стэнли» — ответил Ришар. «И какое место она бы там заняла?» — «Третье-четвертое». Очень лестная оценка большого мастера для нас того времени…

— Аркадий Иванович, вы‚ полагаете, что встречи с профессионалами полезны нашему хоккею? Или нет?

А. ЧЕРНЫШЕВ: Да. Я. всегда был сторонником этих. Встреч, активно добивался их. Объясню, почему. Во-первых, рано или поздно мы должны были встретиться с профессионалами на чемпионатах мира, и нам надо было заранее знать манеру их игры. Во-вторых, и это пожалуй главное, советский и канадский хоккей — полярно противоположные школы. Канадцев поражало, что мы слишком много играем в пас, а нас удивляла их страсть стрельнуть по воротам даже со средней линии. И встречи сильнейших игроков двух школ могли не только ответить на вопрос, какой же хоккей на правильном пути, но и родить совершенно новый хоккей (и он рождается на наших глазах), который был бы лучше нашего и лучше канадского. Встречаясь друг с другом, мы многому могли поучиться. И учимся. Канадцы все больше играют в пас, мы все увереннее чувствуем себя в жесткой игре. Мне не раз приходилось бывать в Канаде, смотреть тренировки и матчи профессионалов. Меня поражало, что в тренировочной работе мы ушли от канадцев дальше. Наши тренировки были более насыщенные, более темповые, максимально приближенные к игре. А канадцы, те все работали одинаково, как один клуб тренировался, так и другой.

— Не однообразием ли объясняется прямолинейность канадского хоккея?

А. ЧЕРНЫШЕВ: Результаты встреч с нами не проходят даром. У канадцев все меньше консерватизма. Думаю, что сейчас они перестраиваются. Я был на тренировках «Монреаль канадиенс»; если бы не знал, что это «Монреаль», то сказал бы, что это европейская команда, и теперь на нее стараются походить многие профессиональные клубы.

— Скажите откровенно, дорогие гости: вы наигрались в хоккей?

В. БОБРОВ: Конечно, нет. Продолжаю играть, для души. Правда, мне тяжеловато выдержать высокий темп до конца, но в отдельных эпизодах еще бывают всплески...

Г. МКРТЫЧАН: А я бы лучше летом в футбол сыграл. Принимать на себя летящие пулей шайбы в моем, возрасте не слишком приятно.

А. КУЧЕВСКИЙ: Наигрался или не наигрался — довольно абстрактное понятие. Правильнее сказать, скучаем ли мы по хоккею. Конечно, скучаем. Пока здоровье позволяет, буду играть за ветеранов.

— Пошли ли ваши дети по стопам отцов в спорте?

В. БОБРОВ: В свои десять лет мой сын Миша вовсю гоняет шайбу.

А. КУЧЕВСКИЙ: Мой сын играл за клубную команду, и это был его потолок.

Г. МКРТЫЧАН: Мои дети заканчивают институт, и им сейчас не до спорта.

А. ЧЕРНЫШЕВ: С моих хватит отца…

— Что вы хотели бы передать своим старым знакомым – канадцам?

В. БОБРОВ: Что в их лице мы встретили истинных мастеров хоккея.

Г. МКРТЫЧАН: Что они мужественно сражались на льду.

А. КУЧЕВСКИЙ: Что мы их помним и желаем им доброго здоровья.

А.ЧЕРНЫШЕВ: Что хотелось бы встретиться, вместе вспомнить былое. Что как люди они нам симпатичны. И еще: большое спасибо за то, что они придумали такую замечательную игру.