Дата и время

Юрий Коршак о чемпионате мира 1954 года глава из книги "Раскаленный лед".

Юрий Коршак
глава из книги "Раскаленный лед"


ЗОЛОТОЙ ДЕБЮТ

Юрий Коршак

Поздним мартовским вечером 1954 года диктор Всесоюзного радио сделал короткое сообщение: «Сегодня в Стокгольме состоялся заключительный матч чемпионата мира по хоккею. Советская сборная, победив команду Канады со счетом 7:2, заняла первое место».

Сообщение было неожиданным и приятным. Но все же такого шумного резонанса, который вызывает в наши дни даже результат любого из поединков мирового турнира, оно не имело. Многие любители спорта восприняли весть из шведской столицы, как, скажем, воспринимают сейчас болельщики известия о победе наших лучников на чемпионате мира. Ну, выиграли, и хорошо.

Новый хоккей к тому времени уже перекочевал с больших стадионов во дворы, где тысячи мальчишек гоняли шайбу. Хоккейные команды уже приобрели внешний лоск. Теперь редко можно было увидеть игрока на льду в неуклюжих шароварах, в кепке, шапке-ушанке или голкипера в танкистском шлеме. Вратари избавились от ватников, получив, наконец, настоящую амуницию, и перестали бояться тяжелой и широкой клюшки. Уже не надо было стачивать старые коньки—все играли на «канадах» с высокими стойками и закругленным полозом.

Правда, еще не было современных легких и красивых шлемов, и все пользовались защитными боксерскими масками, придававшими хоккеистам внушительный вид. А свитеры пестрели всеми цветами радуги.

Было от чего закружиться мальчишеским головам! И уже после матча поджидали юные ревнители хоккея игроков, выпрашивая у «дяди» клюшечку. Словом, лед тронулся. Шайба пришла во дворы, но еще не вошла в дома. Но это был вопрос времени, Спустя девять лет телевизоры сделают свое дело. А сначала хоккей давал о себе знать победами на мировых чемпионатах.

Не помню, где и как довелось узнать мне о приезде чемпионов мира в Ленинград из Швеции. Но, узнав, я отправился вечером в аэропорт на автобусе. За окнами темнели поля и голые деревья. Кружила мартовская вьюга. В пустом и мрачноватом зале аэропорта я встретил двух знакомых хоккеистов. Что нас привело на край города? Никакой четкой цели не было. Просто мы сами играли в хоккей, любили его и хотели узнать о нем как можно больше. Уверен, что и другие фанатики шайбы приехали бы сюда, знай они о приезде команды.

Самолет, кажется, летел из Хельсинки, но непогода его задержала. Мы все-таки дождались чемпионов. Они вошли в зал все сразу, в черных длиннополых пальто с плечами, в одинаковых шляпах. Заметно усталые, чуть смущенные. Никаких официальных лиц вроде бы на аэродроме в тот час не было. Обошлось без торжественной церемонии. Из корреспондентов в аэропорту находился только обозреватель «Вечерки» Валентин Семенов, другие, видно, не знали о приезде команды.

Ах, какую возможность они тогда упустили! Первое интервью с первыми чемпионами —это же находка! Сам я тогда не помышлял о журналистике, не вел никаких записей, но многое из той встречи запомнилось, Прежде всего сами игроки.

Вот элегантный Альфред Кучевский, добродушный Дмитрий Уколов, с виду замкнутый, собранный, как перед матчем, Николай Пучков, живой и веселый Евгений Бабич, всегда подчеркнуто спокойный, чуть ироничный Аркадий Чернышев — человек, которого ожидала удивительная тренерская судьба: быть наставником сборной почти во всех ее будущих победных турнирах. А где же главный герой стокгольмских баталий? Где наш земляк Всеволод Бобров?

Общительный и простой, он, как всегда, в центре внимания. Одни величают его Всеволодом Михайловичем, другие просто Севкой, третьи зовут — Бобер. Как во всякой по-настоящему дружной команде, у хоккеистов в почете шутки, остроумный розыгрыш. И когда разговор сворачивает на хоккейную тему, о минувшем чемпионате тоже говорят с легкой усмешкой.

Сейчас это можно, а там, в Стокгольме, было не до смеха.

Шведская столица встретила нашу сборную не то чтобы холодно, а с некоторой настороженностью, как обычно встречают дебютантов. Корреспонденты, конечно, проявляли любопытство и к русским, но главными фаворитами все считали канадцев. Еще бы, команда с эмблемой кленового листа уже четырнадцать раз становилась чемпионом мира. Что там какие-то новички! Вот разве тема для карикатуры. И карикатура появилась, Какой-то художник-юморист усадил за парту маленького испуганного игрока в форме сборной СССР, а рядом поставил ухмыляющегося учителя-канадца. Дескать, погоди — зададим тебе урок.

А Канадцы, действительно, могли нагнать страху. Наша сборная, например, выиграла у финнов со счетом, 7:1, канадцы же разгромили эту команду, забросив в ее ворота 20 шайб!

Хоккейная наука постигалась дебютантами нелегко. Драматично складывался матч сборной с чехами. Наши проигрывали 0:1, потом 1:2. После второго гола тренер Чернышев снял вратаря Мкртычана — очень уж неуверенно играл он в этот раз. На поле вышел Пучков.

Но Мкртычан-то вратарь основной, а Пучков всего лишь дублер. Но Пучков сыграл отменно, запер ворота на замок, и выиграла наша сборная — 5:2.

Осечка произошла в матче со шведами. Борьба была— упорной и долгое время безрезультатной, а едва начался последний период, хозяева турнира открыли счет. Тут, как назло, повалил мокрый снег. А чемпионат проходил на открытой площадке Королевского стадиона. Шведы ушли в защиту, непогода им на руку. Попробуй отыграйся, когда шайба застревает на каждом шагу. Наша сборная атакует, бросок Шувалова, и шайба медленно вползает в ворота. Почти одновременно прозвучал свисток — сигнал к смене ворот. Был гол или не было?

Судьи совещаются, спорят и объявляют решение — гол забит правильно, до смены ворот оставалось еще несколько секунд.

История спорта знает немало судейских казусов, которые роковым образом влияли на судьбы очень многих команд. Здесь, в Стокгольме, ситуация тоже была весьма запутанной. По-разному могли арбитры распорядиться этими несколькими секундами. Свободно могли «сосчитать» их в пользу хозяев. Но, видно, наша сборная уже накопила авторитет, заставила считаться с собой, и судьям ничего не оставалось сделать, как проявить объективность. Этот матч так и закончился вничью, со счетом 1:1. А как сыграли со шведами канадцы? Они одержали очередную победу—8:0. Вот с каким соперником встретились дебютанты в заключительном поединке.

Сомнений в исходе турнира, казалось, не было. Канадцам — золото, ведь они уже имели на очко больше перед финишем. На долю сборных СССР и Швеции, по мнению специалистов, оставался «утешительный» матч за звание чемпиона континента. Так же думали и устроители первенства. Перед встречей СССР — Канада было объявлено, что на следующий день нашей команде запланирован матч со шведской.

И вот грянул бой. Мастерству, опыту, силовой борьбе канадцев наши противопоставили испытанное оружие из арсенала русского хоккея — маневренность и скорость. Сразу в предельном темпе начала наша сборная эту встречу.

В команде было три тройки, и каждая из разных клубов. «Тремя китами» советского хоккея тогда по праву считались московские команды ЦДКА, «Динамо» и «Крылья Советов». Особняком стояла команда ВВС, искусственно созданная из лучших игроков, но без крепких традиций. Она в конце концов была расформирована, хотя и имела на своем счету несколько чемпионских титулов. Стартовой обычно была тройка из «Крылышек» во главе с Алексеем Гурышевым. Она без промедления включала скорость и разыгрывала комбинации, целью которых было вывести на удар Гурышева. Он занимал позицию недалеко от ворот и сильнейшим щелчком (тогда такого термина, правда, еще не было) посылал шайбу в цель. Так он открыл счет и в матче с канадцами.

Динамовское звено любило атаковать немного по старинке —разгоняясь от самых ворот, зато уж остановить его было нелегко, А войдя в зону, динамовцы без раздумий обстреливали ворота. Но самым главным, самым грозным было все же звено Боброва. У него были замечательные партнеры — Евгений Бабич и Виктор Шувалов. Что там скрывать, оба делали все для того, чтобы их вожак получил хороший шанс для атаки. Бобров не оставался в долгу. Он не был премьером-индивидуалистом, знаменитые бобровские пасы по диагонали из своей зоны создавали отличную возможность для рывка — только забивая.

Сам Бобров иногда неторопливо катался в защитной или нейтральной зоне и вроде бы не проявлял активности, «Вот лентяй», — возмущались иные болельщики. Знали бы они, что «лентяй» последним уходит с тренировок, делая каждый раз по сотне «лишних» бросков.

А может быть, он просто устал от бесконечной борьбы с чужими защитниками, от подножек и града ударов, сыпавшихся со всех сторон, когда он шел вперед! Болельщик-обыватель не заставлял себя ждать. Говоря словами Евгения Евтушенко: «И кто-то с радостью тупою уже вопил: «Боброва с поля!» А в такие моменты он караулил удачу, как гроссмейстер, просчитав далеко вперед ходы и свои, и противника. Потом внезапно следовал бобровский прорыв чуть ли не через всю площадку. Мощный, стремительный и красивый. И бросок. Бросок наверняка.

Кто — гений дриблинга, кто — финта,

А ом вонзался, словно финка,

насквозь защиту пропоров.

Так писал об этом бобровском прорыве поэт. А если обстоятельства не позволяли бить наверняка, Бобров, ворвавшись в лагерь соперников, мчался к лицевому борту, лихо объезжал ворота и после крутого виража буквально закладывал шайбу в самый угол.

Канадцам он еще в первом тайме забил два гола. Столько же было на счету гурышевской тройки. 4:0—это хоккейный нокдаун. Окончательный итог —7:2 был уже нокаутом для команды, которая несколько десятилетий почти не расставалась с мировой короной. Вот, собственно, и все, что узнали мы тогда о стокгольмском триумфе. Кто хочет узнать больше, пусть полистает справочники. Там можно найти немало любопытных цифр и фактов о бобровской дружине. О хоккейных рекордах самого Боброва —10 шайб в одном матче (кстати, забитых в ворота бывших одноклубников и земляков — динамовцев Ленинграда); 8 шайб, забитых подряд (!) столичному «Спартаку»; 52 гола в одном сезоне. Так играл первый капитан сборной страны Всеволод Михайлович Бобров.

И последний штрих той давней встречи в аэропорту. Шутники из сборной несколько раз спрашивали: «Сколько времени, Сева?» Вопрос был понятен посвященным. В багаже у Боброва лежали дивные дорогие часы — приз лучшему нападающему Чемпионата мира. Присуждая эту награду советскому спортсмену, хоккейные отцы из Международной лиги и не подозревали, как символичен этот подарок, Пробил час новой хоккейной эры — на мировую арену уверенно вышла сборная нашей страны. И прорыв ее был так же дерзок и эффектен, как прорыв Боброва.

Спустя десяток лет телевизоры сделают свое дело: шайба войдет в каждый дом, обретет сумасшедшую популярность. Но секрет в другом. Не будь побед сборной на мировых чемпионатах, не помогли бы и голубые экраны. А началось все на стокгольмских катках холодной весной 1954 года.